1

Тема: Культура провинции

Вышла моя статья в журнале "Культура провинции" о маневрах Александра I в Пензе в 1824 году, на тех местах, где было "Марсово Поле".

Отредактировано Томас (09-11-2017 16:23:13)

На войне три четверти всего- это моральные силы...

2

Re: Культура провинции

Поздравляю! Может разместишь текст?

3

Re: Культура провинции

Янчаускас Т.В.
                                Последние маневры императора Александра I.

Что были за красивые и богатые офицеры!  Мундиры на них блистали  все золотым шитьем, лошади самые лучшие. И рядовые солдаты были как на подбор, лошади красивые, статные.   
Константин Попов.

Спустя десять с небольшим лет, прошедших со времени победоносного окончания Заграничного похода 1813-1814 гг. и вступления Русской армии в Париж, российский император Александр I провел последние в своей жизни армейские маневры. Решение о высочайшей инспекции было принято в марте 1824 года, а местом действия была выбрана Пензенская губерния. Весной, на имя гражданского губернатора Пензы, действительного тайного советника Ф.П. Лубяновского приходит письмо от 26 марта за №173 от командира 2-го пехотного корпуса генерала-от-инфантерии князя А.И. Горчакова 2-го о том, что Государь император намерен осмотреть вверенные ему войска 2-го пехотного корпуса и 2-й гусарской дивизии под Пензою в первых числах сентября (1). После чего началась активная подготовка ко встречи монаршей особы.                    
Войска, которые предполагалось проинспектировать, выглядели следующим образом. 2-й Пехотный корпус находился на территории губернии с 1821 года, 5-я пехотная дивизия генерал-майора Е.И. Павленкова располагалась в самом городе, 4-я под командованием генерал-адьютанта Я.А. Потемкина и 6-я под командованием генерал-адьютанта Н.М. Сипягина дивизии  находились в окрестностях. Стоящие отдельно 9-й Егерский и Ладожский пехотный полки должны были подойти к городу из гг. Балашов и Сердобск Саратовской губернии. Артиллерию представляли 1-я батарейная, 2-я легкая и 3-я конно-артиллерийская роты, под руководством грузинского князя Л.М. Яшвиля (как писали современники, человека неприятного и с некрасивой физиономией). Однако, одна из главных ролей на предстоящем смотре отводилась полкам 2-й гусарской дивизии, сформированной в 1818 году и состоящей из первой бригады. Это были прославленные в войну 1812 года полки - Павлоградский гусарский (ему был дан приказ о выдвижении из Аткарского уезда Саратовской губернии), Изюмский гусарский (из Петровского уезда), и второй бригады - Елизаветградского (из Вольского уезда), и Иркутского полков (последний был переведен из Саратова) (2).                                                 Необходимо отметить, что подавляющее количество штаб- и обер- офицерского состава и большинство унтер-офицеров дивизии имело непосредственный боевой опыт, благодаря участию в наполеоновских и русско-турецких войнах. Командование дивизией осуществлял 40-летний герой Аустерлица генерал-майор И.В. Леонтьев. Первая бригада подчинялась 37-летнему генерал-майору Х.Ф. Солдейну. Вторая бригада изначально была поручена генерал-майору Н.А. Столыпину, известному военачальнику и военному теоретику, пленившему в 1812 г. под Витебском французского генерала и удостоившийся ордена Св. Георгия (кстати, Н.А. Столыпин был родным братом Е. Столыпиной – бабушки М.Ю. Лермонтова). Позднее вторая бригада была перепоручена Д.А. Делянову. (3) Командиром Иркутского полка был полковник М.П. Ланской. Елизаветградцев возглавлял представитель прибалтийских немецких дворян Р.Г. Глазенап. Изюмскими гусарами командовал также балтийский немец саксонского происхождения  полковник А.И. Купфер. Также, из курляндских немцев был командир Павлоградского полка полковник барон Ф.П. Оффенберг.                                             Чтобы не упасть в грязь лицом перед монархом, войскам было приказано съехаться в Пензу заранее и срочно приступить к репетиции маневров. «В первый раз мирные пензенские жители услышали, во время артиллерийских занятий, свист пушечных ядер; общественный сад, откуда были видны все маневры, был ежедневно полон зрителями».                                 Однако, в это время случилось несчастье – умер командир дивизии Леонтьев. Разгоряченный в жару маневрами он выпил ледяного кваса, схватил пневманию и в два дня умер. Владыка Амвросий долго отказывался отпевать его в Кафедральном соборе, который готовился встречать царя. В итоге его отпели без благословления владыки и похоронили в Спасо-Преображенском монастыре, который находился на территории современного района Терновка. Интересно, что Леонтьев, выживший при Аустерлице, Фридланде, Бородино, Бриенне, но умерший в Пензе от простуды – один из немногих связанных с Пензой генералов, портрет которого висит в галерее героев 1812 года художника Д. Доу в Эрмитаже.        Взамен его был назначен генерал-майор Давыд Артемьевич Делянов. Храбрый армянский дворянин, в войну 1812 года он прославился тем, что командуя Сумским гусарским полков при Бородино провел блестящую атаку против французских кирасир генерала Ватье и тем самым спас русскую батарею.    Наконец, 30 августа 1824 года в 8 часов вечера Александр Павлович прибыл в Пензу. В городе ему был устроен пышный прием. На Соборной площади собралось все пензенское дворянство во главе с губернатором, тысячи обывателей, а в Кафедральном соборе был устроен торжественный молебен. Императора сопровождала большая свита адьютантов, в числе которых был герой 1812 года генерал Дибич, будущий покоритель турок – Дибич-Забалканский. Вечером император принял участие в данном в его честь балу, который он назвал «вторым после московского».                                         Однако главное событие – маневры, было намечено на 1-2 сентября. Штабом армии было заранее составлено так называемое «Предположение маневра под Пензою». Основная задача состояла в том, что два корпуса имеют приказание соединиться в Пензе и овладеть переправой через реку Суру. Первый следует по Московской дороге, другой - по Мокшанской. По сюжету, 2-й пехотный корпус, находясь на Мокшанской дороге, выиграл перед другим пол-марша. Но неприятель заранее занял город Пензу одной пехотной дивизией и бригадой кавалерии, о чем получено было известие от авангарда, дошедшего ночью до высоты между речками Нижним и Малым Ржавцами. Авангард под командованием генерал-адьютанта Сипягина, количеством 8 батальонов первой и третьей бригад 6 пехотной дивизии, 12 эскадронов, кадров Иркутского гусарского полка, 4 конных орудия третьей роты, 4 легких из третьей роты 6 бригады должен был соединиться с резервом, после чего Сипягин принимал командование всей дивизией на себя. Правый фланг под командованием генерал-адьютанта Потемкина, состоял из 12 батальонов 4 пехотной дивизии, 2 эскадрона Изюмского гусарского полка, 16 орудий первой батарейной роты, второй легкой артиллерийской роты 4 бригады. Левый фланг, которым командовал генерал-майор Павленков, представлял из себя 12 батальонов второй бригады шестой пехотной дивизии и 8 батальонов и кадров второй бригады 5 дивизии. Их существенно подкрепляли 2 эскадрона Павлоградских гусар, 16 орудий батарейной роты №1 и легкой роты №2 из шестой бригады. Стоявший резерв под командою генерала Эмме включал 12 батальонов третьей бригады и кадры 1 бригады 5 пехотной дивизии. Стоявшая в резерве кавалерия насчитывала 14 эскадронов - 6 из Елисаветградского, 4 - Павлоградского и еще 4 из Изюмского гусарских полков при 36 полевых орудиях и 12 в конной упряжке. Сейчас это места за железнодорожным вокзалом Пенза I и далее – за реку Суру.                Авангард этой армии, который, располагался между реками Ржавцы, имел на правом берегу кавалерийские аванпосты, которые несли дозорную службу и разведку. В это время правая колонна генерала-адьютанта Потемкина прошла по Мокшанской дороге мелкую речку Дальнюю и остановилась на «опой». Левая генерала-майора Павленкова двигалась по дороге из села Блохино, используя кустарник, который рос вдоль дороги, как прикрытие. Резерв двигался по Мокшанской дороге на расстоянии версты от правой колонны. Предварительной диспозиции объявлено никакой не было, но все приказания присылались начальникам через записки конными адьютантами, многое проводилось по личному распоряжению Его Императорского Величества. По прибытии Его Величества к авангарду туман, который покрывал долину все утро, мешал видеть положение войск, но после того, как государь осмотрел авангард и кавалерийские аванпосты, которые по мере необходимости совершали атаки на коротких аллюрах, он рассеялся, и все продолжение маневров была хорошая видимость.    После начала маневра царь обратил особенное внимание на движение авангарда, состоящего под командой генерал-адьютанта Сипягина. Когда «кор-де-баталь» (т.е. основные силы) и резерв прибыли на назначенную позицию, государь занялся проверкой действий пехоты и кавалерии, бывшей под командованием генерал-адьютанта Потемкина. После этого, авангард прошел сквозь линию кор-де-баталя и составил резерв всего корпуса. Далее, вся 6-я пехотная дивизия с резервной артиллерией целого корпуса под начальством Сипягина обращена была на правый фланг для удерживания движений неприятеля. Построение дивизии в боевой порядок было произведено при личном присутствии императора.         В заключении маневра, была произведена кавалерийская атака, часть 6 пехотной дивизии отряжена была в обход по горам, окружающим Пензу (современный район Райки), а некоторые полки 5-й пехотной дивизии под командой генерала Эмме даже заняли подгорные слободы. Все движения войск были произведены с должной точностью, в надлежащее время и без малейшего замешательства, и, что особо подчеркивалось, с должной тишиной, хотя ни один из господ генералов не был предупрежден о тех распоряжениях, которые император сделал по ходу движения войск. Этот маневр проведенный без всякого приготовления, но с успехом проведенный, заслужил особую признательность царя и личную благодарность за превосходный порядок во всех частях, за точность и правильность движений, за обучение, образование и доведение войск до желаемой степени.                                             Сразу же после окончания «боевых действий», монарха уже ждал накрытый обеденный стол в специально отведенном для это походном шатре, из которого открывался замечательный вид на панораму города. Войска были выстроены по обоим склонам горы в полковых колоннах в две линии так, что это видел император. По окончании дня в штабе выходит высочайший указ о выдаче нижним чинам по 2 рубля, 2 фунта говядины, две чарки вина на человека. (10) По всем окружным склонам сидели тысячи пензенцев, которые приветствовали царя и кричали «Ура!».                                            2 сентября с 6 часов утра император присутствовал на разводе Невского пехотного полка, после этого поехал смотреть манежную езду унтер-офицеров 2-й гусарской дивизии.                                             4 сентября в 7 утра император отправился из Пензы по Симбирскому тракту в дальнейший путь. (11) Это были последние маневры в его жизни.  Необходимо сказать, что эти маневры в жизни императора не были рядовым событием. Этот эпизод описывается во многих полковых историях тех частей, которые участвовали в этом полевом выходе, в послужных списках, в мемуарах, отчетах, рапортах. Маневры показали, что войска не потеряли боеспособности по истечении 10 лет со времени победы над Наполеоном, и доказали готовность к будущим войнам на различных театрах боевых действий.                     Вот так, единственный раз, Пенза принимала одновременно такое количество участников Отечественной войны 1812 года. Напоминаний об этом событии в городе не осталось никаких. Разве что на Митрофаньевском кладбище стоит памятник на могиле командира бригады генерал-майора П.М. Чубарова, умершего через два месяца после этих высочайших маневров.                     Однако, традиции живы и на этих местах теперь с 2015 года военно-историческим клубов «Аванпостъ» проводится Всероссийский фестиваль «Марсово Поле», на котором, как и в XIX в. скачут уланы, гусары, грохочут пушки, ходят в атаку гренадеры.
                                                               Источники
1.    Государственный Архив Пензенской Области. Ф.132. Оп.1 Д. 903.
2.    Российский Государственный Военно-Исторический Архив. Ф.14414. Оп.1.Д.236.
3.    Подмазо А.А. Список русских генералов, участников войны 1812-1814 гг.
4.    ГАПО. Ф.132.Оп.Д.35.
5.    ГАПО. Ф.132. Оп.1.Д.91.
6.    ГАПО.Ф.132.Оп.1.Д.14.
7.    ГАПО.Ф.132. Оп.1.Д.113.
8.    ГАПО.Ф.132.Оп.1.Д.131.
9.    ГАПО.Ф.132.Оп.1.Д.127.
10.     ГАПО.Ф.132.Оп.1.Д.277.
11.     ГАПО.Ф.132.Оп.1.Д.144. Заметка из журнала «Сын Отечества» № 39.

Иллюстрации:
1.    Д.А. Делянов
2.    Александр I
3.    И. Дибич
4.    И. Леонтьев
5.    Л.М. Яшвиль
6.    Картина, подаренная Леонтьеву: «Унтер-офицеры 2 гусарской дивизии - Елисаветградского, Изюмского, Иркутского и Павлоградского полков.

На войне три четверти всего- это моральные силы...

4

Re: Культура провинции

А картиночки!
У меня вопрос: зачем в Пензе такое колоссальное количество войск? С кем воевать?

5

Re: Культура провинции


Отредактировано Томас (10-11-2017 02:33:29)

На войне три четверти всего- это моральные силы...

6

Re: Культура провинции

Основная часть армии стояла в европейской части страны, была распределена по городам и селам. Разумеется все войска не стояли на западных границах или под Петербургом.
Среднее Поволжье не было исключением. В Пензенскую губернию приводили полки, потом переводили в другие города, некоторые полки стояли у нас по 10 лет.
На эти маневры часть войск была приведена с соседней Саратовской губернии. Выбор пал на наши места просто, видимо пришел черед. Эта была часть большого путешествия царя по империи.

На войне три четверти всего- это моральные силы...