126

Re: Питание реконструктора.

Томас пишет:

Класс!
Хочу гигантские яйца!)

эстет однако

127

Re: Питание реконструктора.

128

Re: Питание реконструктора.

129

Re: Питание реконструктора.

Женя, это очень интересно и позновательно! Ещё!

130

Re: Питание реконструктора.

Куда исчезают Женины картинки?

131

Re: Питание реконструктора.

сам дивлюсь

132

Re: Питание реконструктора.

я попробую повторить

133

Re: Питание реконструктора.

Женя, отправь сообщение Фёдору! Разберись, что происходит.

134

Re: Питание реконструктора.

Уланович пишет:

Женя, отправь сообщение Фёдору! Разберись, что происходит.

фотографии с камеры висят без промблем,
всё стащеное с тырнета становется невидимкой bu

Отредактировано Bluedog (12-07-2017 12:01:02)

135

Re: Питание реконструктора.

керамика

136

Re: Питание реконструктора.

https://5rim.ru/text-news/chto-el-russk … -mirovuyu/

На войне три четверти всего- это моральные силы...

137

Re: Питание реконструктора.

Я вытащил из статьи по ссылке Томаса:

К началу Великой войны в суточный рацион солдата Русской императорской армии входили следующие продукты:

Наименование продукта
   

Суточная указная дача:

Ржаные сухари / ржаной хлеб - 1 ф 72 зол (716,6 г) / 2 ф 48 зол (1023,7 г)
Крупа - 24 зол (102,4 г)
Свежее мясо / мясные консервы - 1 ф (409,5 г) / 72 з (307 г)
Соль - 11 зол (46,9 г)
Свежие овощи / суп - 60 зол (255,9 г) / 4 зол (17 г)
Сливочное масло / сало - 5 зол (21,3 г)
Подболточная мука - 4 зол (17 г)
Чай - 1½ зол (6,4 г)
Сахар - 3 зол (12,8 г)
Перец - 1/6  зол (0,7 г)

Масса мясных консервов указана нетто, без учета массы оболочки.

Отредактировано Уланович (04-08-2017 17:57:10)

138

Re: Питание реконструктора.

на блошином рынке в москве, зубовский б-р 13,видел и гладил, отрывал от сердца,
котелок кавалерийский, производства 1909г тов.кольчугина.
цена вопроса 13т.руб.
фото незагруз

139

Re: Питание реконструктора.

140

Re: Питание реконструктора.

У меня изображение отсутствует.

141

Re: Питание реконструктора.

Уланович пишет:

У меня изображение отсутствует.

ловкость тырнета и никакого волшебства

142

Re: Питание реконструктора.

http://elib.grsu.by/katalog/164614-359938.pdf

На войне три четверти всего- это моральные силы...

143

Re: Питание реконструктора.

144

Re: Питание реконструктора.

О питании в петровские времена.
А вот так проходил визит в Раквере боярина генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева в 1703 году:
"Пришли в Ракобор сентября в 5-м числе, где обрели многих жителствующих, и домы их в целости и оптеку, также и провианту королевского было с 10000 всякого хлеба, и масла, и сала, и селдей, и табаку и соли, да с 5000 седел драгунских новых. И до приходу его, генерала-фелтьмаршала, тот дом, со всем и с седлами, неприятелские люди зажгли. А в том королевском дому много было фряжских нитей, которое неприятелские люди все выпустили; а которые были харчи, и всякиe припасы и конские кормы в домех, и теми всеми харчами и конскими кормами наши ратные люди, с повеления господина фелтьмаршала, доволствовалис; а из оптеки взято лекарств многое число, которое лекарство отдано в нашу походную оптеку" (Военно-походный журнал Б.П. Шереметева 1701 - 1705 гг.).

На войне три четверти всего- это моральные силы...

145

Re: Питание реконструктора.

Любопытная зарисовка очевидца о вступлении авангарда казаков в Муотенскую долину 27 сентября 1799 г. В частности - о питании.

Пастор Гейсер (Lucas Geisser) передает следующий рассказ своего дяди, видевшего бои в Муотенской долине и даже принимавшего участие в некоторых из них:
„В 4-м часу пополудни, когда мы были заняты сбором сена в Хинтер-Иберге, вдруг послышалась из долины трескотня ружейного огня, Мы думали, что французы опять производят ученье. Однако, огонь становился все сильнее и приближался к нам. Посмотрев вниз, мы увидели, что французы быстро отступали; некоторые из них заняли позицию на левом берегу Клингентобеля на тамошней высоте, другие же перешли через тамошний мост. Мы увидели, что это не простое ученье. Французы имели здесь роту, силою около 150 человек, и вскоре все должны были отступить через мост. Вдруг к нам подскакали два всадника, на маленьких лошадках, вооруженные длинными пиками, саблями и большими пистолетами, за ними последовали другие, всего их было человек тридцать. Командовавший ими офицер подъехал ко мне, расстегнул свой сюртук, под которым висел большой крест и сказал на ломаном немецком языке: «Мы также хорошие христиане, мы враги французов, вы также, значит, мы друзья». Так как они просили есть, то я провел их к моему дому и дал им молока и по их желанию муки. Русские взяли муку, высыпали ее в горшок, замесили ее, вынули тесто, раскатали его, нарезали небольшими полосками и сварили в котле с молоком. Это новое кушанье, едва сваренное, было поглощено с жадностью. После этого офицер опять подошел ко мне с благодарностью, дал мне несколько серебряных монет и сказал, что они давно уже так хорошо не ели. Они переночевали у нас. Мы предлагали им расположиться в доме, а сами хотели перейти спать в конюшню; но они не пожелали этого, а привязали своих лошадей у конюшни и легли рядом с ними. Когда наступила ночь, то я должен был провести офицера на одно место, откуда можно было видеть противоположный берег. Мы ясно рассмотрели французов — их было человек 40-50; они сидели по другую сторону каменного моста вокруг костра и варили пищу. Тогда офицер сказал мне, что он хочет с своими людьми напасть на французов; что лошадей они оставят здесь и подкрадутся к неприятелю пешком и что я должен им показать дорогу. Я провел их через Шрутенлох. Когда мы достигли моста, то офицер велел мне подождать здесь, нока они не возвратятся. Я так и сделал, русские поползли вперед, как кошки, и вскоре исчезли в темноте ночи. Через несколько времени, раздались вдруг ружейные выстрелы, потом ужасный крик и вскоре после этого с разных сторон прибежали русские. Собравшись опять по эту сторону моста, они с диким смехом обмыли свои сабли и сказали, что они покончили почти со всеми французами. К утру они возвратились опять в Муотенскую долину».

(Фон-Рединг-Биберегг. Поход Суворова через Швейцарию 24 Сентября - 10 Октября 1799 года. СПб., Т-во Художественной печати. 1902. http://adjudant.ru/suvorov/reding00.htm )

На войне три четверти всего- это моральные силы...

146

Re: Питание реконструктора.

Ланжерон А.Ф. "Русская армия в год смерти Екатерины II. Состав и устройство рус. армии":
"Казна дает русскому солдату только муку и крупу в достаточном количестве, и он может употреблять ее по своему усмотрению; в мирное время в казармах, в лагере и т. п. солдаты сами пекут себе хлеб; во время похода бывает то же, если есть на это время. Солдат пользуется для этого печью, которую сам же устраивает в земле.
Маркиз де-Сильва, пиемонтец, написавший очень хорошую книгу о тактике и сам служивший с русскими, так говорит о пище русскаго солдата: «Нет ни одного солдата, котораго бы легче было кормить, чем русский; он сам месит и печет свой хлеб в печах, устраиваемых им же в земле, когда ему доставляют муку; если же продовольствие состоит из сухарей (ржаные, очень черствые и черные сухари), то он разрезает их на маленькие кусочки, величиною с орех и считает их для себя еще лучшим кушаньем и приготовляет из них похлебку с различными овощами. Эти ржаные сухари, хотя немного и кислые, на вкус нисколько не неприятны; сверх того, они очень питательны, не крошатся и сохраняются очень долго. Русский солдат настолько привык к ним, что сладкий пшеничный хлеб, как утверждают, ослабляет его».

Ланжерон - участник Отечественной войны 1812 года. В русской армии служил ещё с 1790 г. Если бы с XVIII века рецепт сухарей претерпел значительные изменения, он наверняка бы это отметил.

Далее.
А.Г. Бахерахт. "Способ к сохранению здравия морских служителей, и особливо в Российском флоте находящихся", 1780:
IPB Image


Словарь Академии Российской, 1794:
"Сухарь... Засушенной кусок хлеба."
Там же:
"Хлеб... 1) Пища, приготовленная посредством печения из растворенной на воде, заквашенной и замешенной муки ржаной, пшеничной или другой какой."

Какой-нибудь любитель домыслов мог бы сказать, что яйца и масло здесь не прописаны, потому что "очевидные и общеизвестные вещи не нуждаются в упоминании"; но нет, вода-то здесь упоминается! smile.gif

Военный энциклопедический лексикон, 1857:
"Сухари, хлеб, разрезанный на тонкие полосы, или куски, и потом высушенный в тепле. Как сухари держатся несравненно долее и перевозятся удобнее обыкновеного хлеба, то ими запасаются крепости и корабли и снабжаются войска при дальних и продолжительных предприятиях".

Более ранний рецепт сухарей (от Карла XII) уже был приведен здесь в начале темы.

Русских источников, в которых бы упоминалось что-то подобное французскому рецепту "soukari", не обнаружено.
В различных изданиях, посвящённых снабжению русской армии XVIII - начала XIX вв, из продзапасов в магазинах упоминаются в основном хлебные (мука, зерно) и крупа. Упоминаний яиц и масла для сухарей не найдено.

"Установленное при Петре I количество отпускаемых от казны продуктов питания являлось нормой на протяжении всего XVIII века. Выдавалось провиантское довольствие помесячно за отслуженный срок и включало два основных компонента: муку (два четверика, что составляло около 30 кг) и крупы (от 1 до 1,5 гарнца - около 2-3 кг). Собственно провиантом в петровскую эпоху и позднее назывались именно эти два продукта. В провиант не входила, но бесплатно выдавалась от казны еще и соль, получаемая нижними чинами по 2 фунта в месяц".
...
"Для приготовления сухарей солдатам выдавалась мука. Они пекли хлеб, резали его на ломти и сушили в печах. Случалось, это делали гражданские жители, что являлось их государственной повинностью, при этом использовались дрова "обывателей", посуда и другие необходимые в пекарном деле принадлежности".
(С.В. Карпущенко. "У солдата в провианте нужды не было". Комментируя старинный рапорт. // Военно-исторический журнал. 1994. №6. С.83-87)

См. также:
Столетие военного министерства. 1802-1902. Главное Интендантское управление. Исторический очерк. - СПб., 1903
История тыла и снабжения русской армии. (Отв. ред. М.П. Миловский). - Калинин, 1955
Быт русской армии XVIII - начала XX века. (Авт.-сост. С.В. Карпущенко). — М.: Воениздат, 1999.
и др.

По весу: 2 фунта 40 золотников ржаной муки (990 г.) соответствовало 3 фунтам печеного хлеба (1229 г.) или 1 3/4 фунта сухарей (717 г.).

...В общем, фантастический французский рецепт из "Traite sur la Constitution des Troupes Legeres..." русскими источниками не подтверждается. А значит, нет достаточных оснований для его реконструкции.
Но всё-таки спасибо коллеге Александру Жмодикову за то, что поднял эту тему. Было интересно разобраться.

Ну и напоследок. Есть основания полагать, что масляно-яичное печенье, которое французский автор обозвал "soukari", вообще не могло быть распространённым в русской армии XVIII в., даже теоретически.
Причина проста, но о ней напишу позже. Если раньше никто не догадается. smile.gif

На войне три четверти всего- это моральные силы...

147

Re: Питание реконструктора.

ПСЗРИ, том № 30, 1809 год, закон №24.013 "Указ из Военной коллегии, по высочайше утвержденному мнению ея. - Об обращении излишества, остающагося от сушения сухарей, из указанной дачи муки, в пользу солдат"

"...в последнем случае, то есть, когда полки и команды не сами для себя заготавляют сухари, определяемые к тому заготовлению Чиновники строго обязаны наблюдать, дабы принимаемая и употребляемая на сухари мука была в законной доброте и отнюдь ни с чем не смешанная, чтобы хлебы были хорошо заквашены и выпечены и чтоб сухари были совершенно высушены..."
То есть, на 1809 год мы имеем следующее:
1) сухари высушиваются из хлеба
2) хлеб этот кислый (заквашенный закваской), а не пресный

На войне три четверти всего- это моральные силы...

148

Re: Питание реконструктора.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ КАЗАКОВ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ВОЕННО-ПОЛЕВЫХ УСЛОВИЯХ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ХIХ - НАЧАЛО ХХ В. ) статья Е.В. Годовова

Экстремальность военно-полевой службы казаков независимо от места ее прохождения проявлялась в необходимости адаптации к суровым климатическим условиям. Войсковой старшина Кубанского казачьего войска Орлов с воодушевлением описал связь казака и природы: «...безграничная ширь степей, дремучие леса, горные трущобы — вот где постоянный дом казака; ветер и вьюга поют ему песни, дождь его умывает, а солнышко сушит и греет. Дитя природы, казак закалил себя в общении с нею, он свыкся с ее явлениями, умеет применяться к ним.» [6, с. 86].
Действительно, климатические условия не всегда были благоприятны. В Присырдарьинском крае летом воздух горяч и удушлив, а ночи холодные. Осенью дуют сильные ветры. Зима продолжительная и суровая. Весна была бы лучшим временем года, если бы не разлив Сыр-Дарьи, в результате которого в воздухе распространялись болотные испарения [7, с. 20], и не холодные ночи.
Спастись от простуды в холодное время года (когда не было возможности развести огонь) казаки могли, делая энергичные движения или устраивая «могилы для живых» (так называет эти укрытия в своей рукописи оренбургский казак Н.В. Агапов): «Пошла непогодь, дождь и холодный ветер нас стал пробирать порядком, так зуб на зуб не попадает. Спешимся и бегом — не берет пот, а пробирает дрожь. «Стой, ребята, рой могилы для живых!» Остановились и начали копать песок, который оказался весьма теплый, потому что от солнечного сияния весьма нагревается и не скоро холодает. Вырывши всякий для себя могилу, и стреножили лошадей и всякий свою лошадь держа за повод, лежа в могиле, зарывшись по шейку, только головы наружу» [9, Л. 104].
С неблагоприятными климатическими условиями встретились казаки и на Дальнем Востоке. Зимой стоял двадцатипятиградусный мороз с сильным ветром. Почти у всех казаков и офицеров на головах были надеты китайские зимние шапки с меховыми наушниками и китайские меховые шубы, которые благодаря своим размерам были удобны для езды верхом, а в длинные рукава можно было прятать руки от мороза и обходиться без перчаток. Двигаясь шагом, казакам приходилось то и дело соскакивать с лошадей, чтобы ходьбой согревать замерзшие ноги [10, с. 44]. Летом часто шли дожди. Трехверстный спуск с перевала сотни казаков прошли цепями, утопая местами по колено в грязи, заливавшейся за голенища сапог. К 11 часам ночи отряд отошел на 9 верст от перевала и остановился в д. Тальгемори, где было лишь нисколько фанз (тип традиционного жилища, распространенный в Китае, Корее и на Дальнем Востоке России у коренных народов. — Е. Г.). Крытых помещений не хватало. Ночь была проведена в лужах под непрерывным ливнем, с трудом поддерживаемые костры почти не обогревали казаков [10, с. 190]. Наоборот, в Среднеазиатской степи в жаркое время года казакам не удавалось уберечь лицо от солнечных ожогов, и оренбургский казак Н.В. Агапов пишет: «Вот и мое развлечение: по чисту полю и по сыпучим пескам да и гоняйся в поле за ветром с растресканной от жару рожей и облупленным носом все лето до самой осени» [9, Л. 141].
Суровостью отличался и кавказский климат. Зимой — дикая стужа, снег в три сажени высотой, каменные норы курдов без окон и дверей, нечем топить. Обозы стоят неизвестно где, занесенные снегом. Тропа — в один конь. Ф.И. Елисеев отмечает в своих тетрадях: «Много пройдено дорог, дорожек и козьих троп храбрыми казачьими полками по турецкому бездорожью, и пройдено не только в седле, но и пешком, порою в суровые зимние стужи, бураны и гололедицу. Держались за стремя своего коня или даже за хвост, когда полки шли на крутые подъемы, растянувшись колонной в один конь на многие версты» [11, с. 7].
Суровые стужи приводили к гибели казаков. Так, во время штурма крепости Эрзерум один из батальонов донских пластунов, застигнутый снежной вьюгой, в одну ночь потерял около 500 казаков замерзшими и обмороженными. Всего же из 14 450 человек убитых, раненых и пропавших без вести при взятии Эрзерума 6 000 было обморожено. Возвращавшиеся с передовых позиций по пробитой в снегу тропе 45 казаков провалились в ущелье и были засыпаны снегом [11, с. 8]. Зимние стужи приводили к обморожениям конечностей, которые спасали от ампутации, смазывая их гусиным жиром (если, конечно, была возможность найти гусей) [11, с. 54]. Окоченевших от холода казаков натирали спиртом, поили коньяком и ромом. Чтобы согреть себя, казаки боролись, устраивали кучу-малу. Офицеры и солдаты 6-й Кавказской стрелковой дивизии, сменившей пластунов на этой позиции в конце декабря 1916 года, рассказывали, что находили с весенним талым снегом отдельных казаков и группы при боевом снаряжении, завернутых в бурки, занесенных ранее снегом на своем сторожевом посту.
У одного пластуна-линейца была найдена записка в стволе винтовки следующего содержания: «Долго стрелял и никто меня не услышал. Погибаю за Родину, как часовой...» [11, с. 8—9].
Казак Ф.И. Елисеев, давая описания походных условий жизни, говорит: «На войне так привыкаешь к всевозможным лишениям и к ненормальной жизни, чему в мирное время ужаснулся бы» [11, с. 71].
Суровые климатические условия сопровождались нехваткой продовольствия.
Во время похода 1851 г. к Каспийскому морю, преследуя адаевцев, оренбургские казаки оказались без провианта: «выдавали сухарей в сутки на человека по полуфунта и щепоть круп, а потом дошло до того — стали выдавать по четверти фунта сухарей. Добыть негде, аулы бежали все к морю, нет никакой добычи, кроме степной дичи» [9, Л. 177]. Отправленный в Илецкую Защиту за провиантом Агапов получает муку и раздает ее местным жителям, они пекут хлеб и делают из него сухари для отряда [9, Л. 170].
Начальники отрядов также командировали артельщиков для закупки порционного скота, при этом приходилось точно рассчитывать его количество [9, Л. 140]. «Мясное довольствие производилось на отпускаемые деньги от казны сначала подрядным способом, а затем попечением самих частей», но неудобство закупки порционного скота, по словам есаула В. Водопьянова, заключалось в разбросанности кочевий киргизов и в необходимости заготовки большого количества сена для кормления скота в зимнее время [7, с. 20]. Заметим, что лучшим временем для подножного корма считался апрель, к концу мая пастбища выгорали — и «степь принимала вид безотрадной пустыни» [7, с. 129].
Казак Забайкальского казачьего войска, повествуя об участии казаков в Русско-китайской войне, отмечал их необеспеченность довольствием и фуражом: «Они живут многие месяцы, добывая себе, как Робинзон, пропитание. Великой удачей для них было, когда случайно проходящая часть оставляла им несколько сухарей да горсть чая, больше давать не могли, так как через 10—15 верст есть еще 4 заброшенных казака, которые тоже нуждаются. Многие из них месяцами не имели мяса. Между тем наступали холодные осенние ночи, нужно было подумать о теплой одежде. Будучи слишком малы, они поневоле избегали располагаться в китайских разоренных деревнях, где труднее оберегаться от случайных нападений, а предпочитали строить себе шалаши в стороне. Многие же посты на севере были оставлены просто в открытом поле» [10, Л. 129].
Казак Донского войска Бахтуров в своих воспоминаниях о Первой мировой войне пишет, что в первые месяцы окопной войны люди питались мясом в полном объеме, забивали армейский скот и скот, брошенный жителями, бежавшими подальше от фронта, но зимой питание кончилось, не хватало ни хлеба, ни мяса, ни крупы, большая часть жила впроголодь. Давали в неприкосновенный запас двести грамм галет на сутки, но они были настолько жесткие, что их и в воде не размочишь и жевать не разжуешь, зубы не берут» [13, Л. 19].
Не в лучших условиях в годы Первой мировой войны находились и казаки, служившие на Кавказском фронте. Так, казак Ф.И. Елисеев пишет, что казаки, расположившиеся в селе Диза, жили либо в ханах-трущобах, либо под открытым небом, несмотря на то, что снег начал падать с 24 октября и шел каждый день. Начавшаяся холодная и бездорожная зима сопровождалась отсутствием хлеба и фуража. «Зерно стало лакомством для лошадей. Его делили казаки жменями» [11, с. 42—43], — пишет он в своих воспоминаниях.
Бывали, однако, и такие военные дни, когда можно было хорошо поесть.
Один из них описывает донской казак С. Полушкин в своих воспоминаниях, когда 4 октября 1877 года отмечали полковой праздник лейб-гвардии казачьего Его величества полка. На празднике присутствовал сам Августейший главнокомандующий, Его Императорское Величество Великий князь Николай Николаевич Старший в мундире лейб-гвардии казачьего полка. Его сопровождали свита и иностранные представители. Между бараков были накрыты столы для почетных гостей и офицерского состава. И, несмотря на походную жизнь, обед для нижних чинов вышел вполне праздничным: на белых скатертях, разостланных на земле, красовались бутылки с местным вином и водкой, яйца, жареные гуси и утки, белый хлеб и прочие яства [14, с. 106-107].
Редкие сытные дни надолго запоминались: «Мы ели горячий борщ из казачьего котла, потом пили чай, а дождь стучал по палатке, но нам тепло, тепло на душе.», — пишет Ф.И.Елисеев [11, с. 37].
Экстремальность условий походной жизни усугублялась отсутствием воды.
Планы Средней Азии постоянно уточнялись, так как источники высыхали, их могло занести песком, более того, киргизы «заскверняли» колодцы «всякой нечистотой, бросали в них собак и падаль дохлого скота»; выжигали степь, обрекая лошадей и верблюдов на «бескормицу» [9, Л. 66, 85 — 85 об., 173—173 об.]. В таких условиях хорошего командира, начальника, заботящегося о нижних чинах, всегда отличает умение найти источник с хорошей водой и расчистить его при необходимости. Если встречались «копони с позеленевшей и покрытой мохом водой», их расчищали и давали время, чтобы вода «устоялась» [9, Л. 54]. Не всем начальникам удавалось обеспечить взвод/роту хорошей водой. Оренбургский казак Николай Агапов в отличие от других всегда проявляет целеустремленность в поиске воды, твердость в переговорах с вожатыми киргизами, которые могут указать путь к источникам. «Я со взводом казаков отправился вверх по оврагу Джебыске и в верстах 15ти от назначенного места нашел сочущуюся из горы воду. Приказал разрыть оную, и что же оказалось — из горы вдруг потекла ручьем холодная и вкусная вода.<...> И этот ручей прошел вниз по оврагу в достаточном количестве, вновь приобретенный и очень вкусный» [9, Л. 68 об.—б9, 91].
Казаки вынуждены были делать запасы воды, для этой цели использовались фляги, турсуки (кожаные меха) и кубышки. Самыми вместительными были очень прочные «кубышки хивинской породы», в них можно было налить семь ведер воды [9, Л. 192], перевозили такие кубышки на верблюдах. Помимо этого казаки при движении по «безводным пространствам» практиковали разделение на несколько отрядов, двигались к одной цели двумя, а иногда и пятью маршрутами; если колодец оказывался маловодным — вода выдавалась порциями с соблюдением очереди между частями [7, с. 99].
Отставной казак Оренбургской станицы генерал-майор Гавриил Васильевич Карманов отмечал, что в Киргизской степи изменение климата и употребление непривычной воды вызвало у казаков заболевание цингой. Половина людей умерла, а выжившие вернулись домой без зубов и с обезображенными челюстями [15, с. 56—57].
Перебои с провиантом и водой, неправильно приготовленная еда влекла за собой желудочно-кишечные расстройства. Николой Агапов отмечает: «Был остаток ячменя, который парили в котлах и ели, но без привычки открылся с нами понос и рвота, да спасибо нашему вожатому киргизу: он научил нас, как приготовлять в пищу ячмень. Его нужно поджаривать в котлах, котлы сначала нужно смазывать курдючьим салом, и несколько положить этого же сала и зажарить, а потом толочь в корыте, и как слезет челуха (шелуха. — E. Г.), потом провеять и варить с мясом. И что же? Оказалась пища очень вкусная — вот нужда и научит, как хлеб есть» [16, с. 59]. «Хотя теперь мяса вдоволь: баранов много, целые тысячи, любого режь да на здоровье ешь. Но без соли и без хлеба на тощой (пустой. — E. Г.) желудок жирное мясо казалось хуже кислого кваса. На каждого молодца торопливо делали гонца — во все стороны понос и рвота, да и служебная забота. Кумызу (кумыс. — E. Г.), спасибо, было много, тем и подкрепили расстроенный желудок» [16, с. 59].
Какие-либо лекарственные средства казаки не использовали, умеренность в еде, очевидно, была единственным эффективным способом справиться с диареей и рвотой.
Из-за отсутствия тепла невозможно было соблюдать необходимые гигиенические требования. Высокая влажность и низкая температура подрывала здоровье людей. Распространилось массовое заболевание малярией и другими болезнями. Малочисленный медицинский персонал — санитары, фельдшеры — не имели достаточно медикаментов: применяли порошки хины, а наружно смазывали йодом» [13, Л. 20], — отмечает казак Бахтуров. Все это не способствовало сохранению здоровья людей, и крепкий организм казака, способный побороть лишения, не противостоял первым спутникам отсутствия гигиены — вшам. Вошь разъедала тело, и людям казалось, что они разлагаются по суставам. Спасаться от них люди пытались с помощью горячей воды, где замачивали свою одежду, и костров, в которые стряхивали снятую одежду [13, Л. 21]. В пустынях, где не было воды, каждые три дня казаки прожаривали свою одежду на солнце или над костром. При отсутствии воды устраивали «сухую баню» — валялись в мелком песке обнаженными и обтирались суконкой на ветру. Брились даже в условиях окопной войны: безбородые — «свинячим образом» — подпаливая отросшую на щеках щетину и стирая ее мокрым полотенцем, а бородатые — лезвием боевого конца шашки, подвешенной за темляк [18, с. 11—12].
Итак, военно-полевые условия жизни были поистине экстремальными. Независимо от места службы казакам приходилось выживать и приспосабливаться к суровым погодным условиям, терпеть холод, переносить голод и жажду, стараться не болеть либо лечиться самостоятельно, бороться с кожными паразитами. Они стойко переносили все тяготы походов и ужасы боев и на протяжении XIX — начала ХХ века оставались «сильными духом и телом» [19, с. 35].

Библиографический список
1. Мужской сборник. Вып. 3. Мужчина в экстремальной ситуации / сост. И. А. Морозов; отв. ред. Н.Л. Пушкарева. М.: Индрик, 2007.
2. Магомед-Эминов М.Ш. Феномен экстремальности. 2-е изд. М.: Психоаналитическая Ассоциация, 2008.
3. Сенявский A.C., Сенявская Е.С. Военная повседневность как предмет исторического исследования: теоретико-методологические проблемы // 65 лет Великой Победы: в 6 т. М., 2010. Т. 3. С. 197-211.
4. Сенявская Е.С. Человек на войне. Историко-политические очерки. М., 1997.
5. Повседневный мир советского человека: сб. науч. ст. / под. ред. Е.Ф. Кринко, Т.П. Хлыниной. Ростов н/Д.: ЮНЦ РАН, 2009.
6. Обзор Кубанской области: по поручению Наказного Атамана Кубанского казачьего войска ген.-лейт. Бабыча / сост. П. Орлов; под ред. И.И. Кияшко. Екатеринодар, 1911.
7. История 6-го Оренбургского казачьего полка / сост. В. Водопьянов. М., 1996.
8. Отдел рукописей РНБ. Ф. 550 (ОСРК) P. IV. 829.
9. Государственный архив Оренбургской области (ГАОО). Ф. 169. Оп. 1.
10. Первый Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска. 1898—1906 гг. Исторический очерк / сост. А.Е. Маковкин. СПб., 1907.
11. Елисеев Ф.И. Казаки на Кавказском фронте. 1914—1917: Записки полковника Кубанского казачьего войска в тринадцати брошюрах-тетрадях. М.: Воениздат, 2001.
12. Дюма А. Кавказ / пер. с фр. Тбилиси: Мерани, 1988. С. 83.
13. Государственный архив Волгоградской области (ГАВО). Ф. Р-1474. Оп. 1. Д. 8.
14. Дневник донского казака С.П. Полушкина. 1877—1878 гг. СПб., 1880.
15. Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Вып. 2. Оренбург, 1904.
16. Записки Н.В. Агапова: из походной жизни оренбургских казаков. Научная публикация и исследование текста / сост. И.А. Филиппова, Е.В. Годовова, С.А. Моисеева. Оренбург, 2013.
17. Сборник военных рассказов, составленных офицерами-участниками войны 1877— 1878 гг. Т. 2. СПб: Издание Кн. В. Мещерского, 1879.
18. Мовчан А.С. Казаки (быт и традиции). Ростов н/Д.: НПК «Гефест», 2004.
19. Колпикова Е.Ф. 300 писем расстрелянного есаула. М.: РИПОЛклассик, 2009

На войне три четверти всего- это моральные силы...

149

Re: Питание реконструктора.

https://fishki.net/3066168-frontovoj-by … fijah.html

На войне три четверти всего- это моральные силы...

150

Re: Питание реконструктора.

Рацион питания русского солдата. Для практического использования - рецепт солдатских щей.

"Во все времена рацион русского солдата не отличался особым разнообразием и изысками, но всегда был сытным. Это обусловливалось климатическими особенностями нашей страны и предпочтениями солдат, которые, по большей части, были выходцами из деревень. К слову сказать, солдаты дореволюционной России питались намного сытнее, чем бойцы РККА. Суточный рацион солдата русской императорской армии был следующим:

Хлеб ржаной – 1 кг (могли заменить на 700 граммов ржаных сухарей);
Крупа – 100/200 граммов (в зависимости от места службы);
Мясо – 400 граммов (могли заменить на 300 граммов мясных консервов);
Овощи – 250 граммов (если заменяли на сушёные овощи, то 20 граммов)
Сливочное масло/сало – 20 граммов;
Мука – 17 граммов;
Чай – 6,4 грамма;
Сахар – 20 граммов;
Перец – 0,7 грамма.

На время религиозных постов мясо заменялось речной рыбой, которую чаще всего подавали в сушёном виде. В супы же в такие дни клали грибы. В первый период войны рацион солдат был увеличен – так, например, мяса на одного человека теперь полагалось 615 граммов. Однако с началом позиционной войны рацион пришлось всё же урезать и порой заменять мясо солониной. Если же смотреть на картину в целом, то царскому правительству удавалось поддерживать нормы поставляемого продовольствия, но вот качество этих самых продуктов сильно упало. Дело тут даже не в тяготах войны и в разорении деревень, а в нашей второй исконно русской проблеме – в дорогах. Интенданты должны были без какой-либо мало-мальски развитой транспортной инфраструктуры регулярно доставлять на фронт по рытвинам и колдобинам туши коров (к слову сказать, в день одна строевая рота приговаривала целого бычка), сотни тысяч тонн муки, консервов и овощей, и всё это без помощи отсутствовавшей тогда холодильной промышленности. Привоз на фронт гнилых продуктов было вещью довольно привычной. В советской историографии в таком положении дел обвиняют интендантов, хотя на самом деле их вины в порче продуктов чаще всего не было..."

Секреты окопных поваров: Солдатские щи.

В котёл вливается ведро воды (примерно 12 литров). Следом кладётся примерно два килограмма мяса и примерно четверть ведра квашенной капусты. Забрасывается примерно 5-10 стаканов крупы – она предаст большую густоту супу. Для этих целей лучше всего подходит овсяная, гречневая или ячневая крупы. После этого нужно добавить в котёл 1,5 килограмма муки для тех же целей. Соль, перец, лавровый лист и лук по вкусу. Всё это варится три часа. Если позволяет время, после приготовления можно дать настояться ещё один-два часа. Для тех, кого удивляет отсутствие в супе картофеля: дело в том, что 100 лет назад овощ был не так распространен в России, как сейчас, и в обязательный солдатский паёк не входил."

https://warspot.ru/2579-golodnyy-sold...

На войне три четверти всего- это моральные силы...