1

Тема: Маленький эпизод Большого Сражения

Вчера 06.10.13г.в Питере состоялось игра по правилам "Эпоха Славы"
Вот репортаж оттуда:
                 Из доклада командира 3-й пехотной
         дивизии генерал- лейтенанта Коновницина
                командующему 2-й Западной армией
                         князю П.И. Багратиону.

         Вашему Сиятельству князю Багратиону.
Вчера, части вверенной мне дивизии вступили в бой с неприятелем в районе Утицкого кургана. Укрепления, которые должны были возвести ратники Московского ополчения, по распоряжению Вашего Сиятельства на кургане, небыли возведены в виду быстрого продвижения неприятеля. Поэтому частям моей дивизии уже вчера пришлось вступить в бой не дожидаясь полного сосредоточения оной.
Дабы пресечь наступление противника мне пришлось растянуть силы дивизии по фронту и прикрыть левый фланг и центр позиции Нашего корпуса. Части были расположены так:
На крайнем левом фланге расположилась 5 (пятая) лёгкая полурота (6 шестифунтовых орудий) пешей артиллерии под командованием подполковника Ф.Е. Торнова под прикрытием батальона егерей 21-го егерского полка.
Правее расположился Черниговский пехотный полк (два батальона) подполковника И.М.Ушакова. Полку были приданы две сотни Донских казаков.Ещё правее, примыкая к центру бригада в составе Муромского пехотного полка (два батальона) и Селенгинского пехотного полка (один батальон) командовал бригадой командир Селенгинского полка подполковник П.И. Пебле.
В тылу по центру расположилась приданная моей дивизии бригада тяжёлой кавалерии под командованием шефа Санкт Петербургского драгунского полка графа И.В.Мантейфельда.в составе Санкт Петербургского драгунского полка (четыреэскадрона) и кирасирского Его Величества полка (три эскадрона).
Правее нас, занимая центр и правый фланг заняли части седьмой пехотной дивизии генерал лейтенанта П.М.Капцевича.
Центр заняла бригада в составе Санкт Петербургского гренадерского полка (один батальон), Софийский пехотный полк (два батальона) 7-го егерского (один батальон) и 12 орудий седьмой батарейной роты (12фунтовые орудия) командир бригады полковник Халяпин (командир Софийского полка). После двух тяжёлых ранений выбыл из строя. Правее расположились части полковника Монохтина, командира Московского пехотного полка в составе двух батальонов этого полка, 11-го егерского (один батальон) и двух сотен донских казаков. Правее на кургане Конно артлерийская лёгкая полурота (шесть шестифунтовых орудий). Правее батареи позиции заняли солдаты Псковского пехотного полка (два батальона)  полковника Ляпунова. И наконец правый фланг нашей позиции прикрывали три эскадрона Харьковского драгунского полка под началом полковника Юзефовича.
Всего наш корпус располагал: 15 батальонами пехоты, 10 эскадронов регулярной кавалерии и 4 сотни казаков при 24 орудиях .
Нам противостояли силы в количестве:14 батальонов пехоты, 15 эскадронов кавалерии при  32 орудиях..
     По приказу командира корпуса, части вверенной мне дивизии выдвинулись вперёд , на 200-300метров преодолев кустарник и развернулись в линию для отражения возможной атаки войск неприятеля. Части разворачивались под прикрытием нашей (левофланговой) батареи. Батарея подверглась обстрелу со стороны неприятеля, но расстояние было настолько велико, что артиллеристы потеряли одного человека из прислуги. В ответ батарея открыла огонь по пехоте неприятеля находящихся правее деревни Утица. В результате этого залпа противник потерял с десяток солдат и был тяжело ранен командир французской бригады (дальнейшая его судьба неизвестна).
Поддерживая нас вперёд выдвинулись и части седьмой дивизии. В центре развернулась 7-я батарейная рота и сразу же открыла огонь по неприятелю. За три залпа эта батарея обратила в бегство один батальон неприятеля и заставила покинуть центральную позицию ещё два неприятельских батальона и кирасирский полк. В свою очередь батарея всё это время находилась под огнём противника.  В результате  этого обстрела был дважды тяжело ранен командир бригады полковник Халяпин, но до конца дня оставался в строю и продолжал командовать (правда не так эффективно) бригадой. Назначенный на его место полковник Быков (командир Санкт Петербургского полка) так и не вступил в командовании бригадой. В результате все части этой бригады до конца дня оставались на месте. Только батарея продолжала поражать неприятеля.
      Переместившись из центра на свой левый фланг (наш правый) неприятель существенно усилил его. Воодушевлённые перевесом в живой силе Баварские части находящиеся тут пошли в наступление. Восемь эскадронов Баварских шевольжер пошли в наступления, а в их тылу начали разворачиваться французские кирасиры. Положения Харьковского драгунского полка, находящегося на пути этой армады, казалось катастрофичным. Видя это, я отдал приказ о переброске из кавалерийского резерва кирасирского полка Его Величества на помощь драгунам.
      Без страшные наши драгуны контратаковали неприятеля, опрокинув головные эскадроны шевольжер, драгуны четырежды ходили в атаку пока их истощённых противник не принудил ретироваться с поля боя. Французские же кирасиры остановились в тылу пехоты своего левого фланга, где позже приняли участие в атаках на  нашу пехоту, но попав под плотный огонь нашей пехоты и артиллерии были остановлены. Кирасир полка Его величества закрыли наш правый фланг и были готовы развить наше наступление на этом участке.
      Более подробно о действиях этого фланга, Вам, Ваше Сиятельство, доложит генерал Капцевич.
       На нашем же фланге, неприятель не предпринимал никаких активных действий против нас. Ограничившись артиллерийским обстрелом наших частей. Надо признать что наибольшие потери понесли казаки выброшенные вперёд для противодействия ротам вольтижер выдвинутых неприятелем вперёд. Казаки, понесли существенные потери, по 20-30 человек в сотне, и вынуждены были отойти за линию нашей пехоты для перегруппирования и отдыха.
       Видев бездействие противника, я отдал приказ подполковнику Торнову выдвинуться с батареей и егерями вперёд, на общую линию наших войск, для более эффективной поддержки нашего будущего наступления. Существовала реальная угроза для проведения этого маневра, ведь всё приходилось делать на виду у противника. Но слаженные действия и скорость наших артиллеристов не позволила неприятелю сорвать наш манёвр огнём своей артиллерии.  Развернувшись на новой позиции батарея открыла огонь. Теперь потери противника стали более ощутимые, что вынудило его к ответным действиям. Прикрываясь избами деревни Утица они отправили нам во фланг свой конноегерский полк. И тут же начали медленное движение вперёд своей пехотой. В ответ на это наши полки пошли на сближение с неприятелем, а отдохнувшие казаки всё же отогнали назойливых вольтижер и не допустили угрозы обстрела пехотой неприятеля нашей батареи.
      К сожалению манёвр кавалерии был замечен нами слишком поздно для контр мер имеющимися силами. Неприятель получил всего один залп от вовремя развернувшейся батареи. Но и этот залп нанёс потери неприятелю. В одном эскадроне было убито 15 егерей в следующим за ним ещё четверо. Затем кавалеристы вышли из под огня. А нашей батарее с приданными ей егерями пришлось прекратить огонь и заниматься маневрированием, для противодействия кавалерии французов. Причем наши солдаты делали это так искусно, что неприятель так и не решился до темноты атаковать нас. В это же время яотдал приказ Санкт Петербургскому драгунскому полку отогнать кавалерию противника за дер. Утица и на плечах отступающих конных егерей выйти в тыл неприятелю, но приказ шёл до драгун несколько дольше чем я ожидал. В результате до наступления темноты драгуны так и оставались в резерве.
         В это же самое время линии пехоты  сошлись на расстояние эффективной стрельбы и вступили в огневой бой с противником. Французы открыли огонь первыми, к тому же их поддерживала батарея с холма. В связи с чем наши батальоны несли большие потери чем неприятель. Противнику удалось остановить один из батальонов Черниговского полка, им да же удалось заставить этот батальон уклониться, но, не один наш батальон, Ваша светлость в этот день не отступил и тем более не побежал. С наступлением темноты боевые действия были приостановлены. Но каждый солдат вверенной мне дивизии готов был на утро возобновить боевые действия.
         Потери же по дивизии в этот день составили:
21-й егерский полк 1-й батальон - потерь нет.
Муромский пехотный полк 1-й батальон - 111 человек
3-й батальон - 215 человек
Черниговский пехотный полк 1-й батальон - 148 человек
3-й батальон - 5 человек
Селенгинский пехотный полк 1-й батальон - потерь нет
Санкт Петербургский драгунский - потерь нет
Его Величества кирасирский - потерь нет
Донские казаки 1-я сотня - 56 человек
2-я сотня - 58 человек
5-я лёгкая артиллерийская рота - 1человек
Итого по дивизии: 594 (пятьсот девяносто четыре) человека.

Генерал-лейтенант Коновницын.