Сталь фон, Карл Фёдорович

Даты жизни: 

родился —.—.— г.,   
умер —.—.— г.

Чин(ы) в 1812 г.:

  • РоссияПо кавалерииГенерал-маиор

Подразделение:

Нижегородский драгунский полк
Драгунские полки
Кавалерия
Российская Империя

Награды:

Св. Георгия 4-й ст.
Св. Анны 2-й ст. с алмазами

    Карл Федорович фон Сталь представлял собой чистейший тип остзейского дворянина-рыцаря в лучшем значении этого слова. Красавец собой, прекрасно образованный, с обеспеченным состоянием, он мог бы проложить себе дорогу в любом гвардейском полку, но его влекла боевая обстановка, тревоги, опасности, и он после трехлетней службы в Лейб-Гвардии Конном полку, 19-летним юношей перешел в армию Суворова, чтобы участвовать в войне против польских конфедератов. Шесть лет спустя та же страсть привела его и на далекую кавказскую окраину.
    20 июня 1801 года фон Сталь в чине полковника был назначен командиром Нижегородского драгунского полка. Формирование полка проходило в городе Екатеринограде. Шеф полка и прямой командир Карла Федоровича генерал-лейтенант Глазенап одновременно занимал должность командующего всеми войсками на Кавказской линии, и поэтому постоянно находился в Георгиевске. Таким образом управление полком перешло в руки полковника Сталя. Он первый установил в полку дружеские, как бы семейные отношения, которые стали полковой традицией. По заведенному обычаю все офицеры проводили целые дни в доме полкового командира - завтракали, обедали и ужинали. Сталь отличался в домашнем быту простотой, гостеприимством и некоторою безалаберностью. Беспечный относительно всего, кроме службы, он все свое хозяйство, все свои домашние дела и даже деньги раз и навсегда передал своим слугам, из которых чухонец Иван заведывал хозяйством, а деньщик Артемий лошадьми и охотничьими собаками. Время до обеда посвящалось офицерами стрельбе в цель из пистолетов, для чего приспособлена была командирская зала, или все они вместе со Сталем отправлялись на охоту. А охота была у них подлинно царская. Как Сталь, так и многие офицеры держали лучшие породы борзых и гончих собак, все были отличными стрелками и наездниками. Страсть к охоте поддерживалась и изобилием зверя и дичи. Строевое обучение полка всецело лежало на полковнике Стале, и надо сказать учить он умел превосходно. Приехавшие из Петербурга с инспекцией генералы Уваров и Кологривов нашли Нижегородский полк в блестящем состоянии и в своих донесениях отдавали ему преимущество даже перед гвардейскими. "В пешем строю" - писал Уваров: "драгуны ходят и маневрируют лучше пехоты, а в конном приводят в изумление быстротой построений, скачкой через рвы и барьеры целыми эскадронами, и в особенности одиночным развитием всадников; езда на сравнительно коротких стременах, рассыпные атаки и фланкеровка приспособлены здесь к образу кавказской войны и отличаются удалью".
    Среди служебных обязанностей полковник фон Сталь был совершенно другим человеком, чем у себя дома. Он был требователен, горяч и вспыльчив до такой степени, что не раз возникали столкновения между ним и офицерами. На одном из учений поручик Золотарев делал ошибку за ошибкой. Сталь потерял терпение и крикнул, "что только султан на шляпе отличает его от нижнего чина!". Золатарев обиделся и после учения потребовал удовлетворения. "Какого удовлетворения хотите? Мне все равно, хоть на бочку с порохом!" воскликнул горячий Сталь. Перспектива воздушного путешествия не понравилась поручику и он отретировался.
    Другой случай кончился серьезнее. Эскадронное ученье проводил капитан Степан Иванович Калачов, благороднейший чудак и оригинал. Он был всегда в разладе с уставом, а на этот раз как-то особенно был не в духе и долго размышлял, прежде чем произнести какую-нибудь команду. Отпустив полк, Сталь приказал его эскадрону остаться и продолжил ученье. Пылкий и нетерпеливый он загнал лошадей, а крупное слово вырвавшееся у него перед фронтом Калачов принял на свой счет, и как только ученье окончилось, потребовал объяснений. Сталь собрал офицеров и сказал: "господа! Я, правда, горячего темперамента, но никогда не позволю себе оскорбить благородного человека грубой бранью, и не знаю почему господин Калачов сказанное солдатам принял на свой счет". Затем он поклонился и вышел. Флегматичный Калачов этим однако не удовлетворился и послал вызов. Сталь принял его. Калачов потребовал стреляться через шинель. "Это бравурство" - воскликнул Сталь: "я назначаю двенадцать шагов и первый выстрел предоставляю противнику". В назначенный день оба они съехались со своими секундантами. Калачев удовлетворенный тем, что вызов его был принят, выстрелил в воздух.
    В боевой обстановке Сталь обладал ледяным хладнокровием и не терпел суеты.
    Уже на исходе 1801 года Нижегородский полк был потребован в экспедицию в охваченную волнением Кабарду. Беспорядки были прекращены полковником Сталем не страхом перед оружием, а силой увещевания и тою искренностью, с которой он обратился к знатнейшим кабардинским князьям. Император Александр вполне оценил этот рыцарский способ действий и почтил фон Сталя особым собственноручным рескриптом: "Усмотрев с какою расторопностью прекратили вы беспорядки в Кабарде, объявляю вам за оное мою благодарность и весьма доволен, что сим случаем мог узнать усердие ваше к службе. Пребываю к вам Благосклонный. АЛЕКСАНДР ".
    В начале 1806 года полковик фон Сталь во главе сборной команды Нижегородского полка принял участие в покорении Дербента и Баку. Государь за Дербент наградил его орденом святой Анны 2-ой степени.
    Во время похода в Чечню в феврале 1807 года русским войскам пришлось штурмовать Ханкальское ущелье. Позиция чеченцев была чрезвычайно хорошо укреплена. Полковник фон Сталь командовал одной из трех атакующих колонн. Через десять часов боя противник был выбит из ущелья. За этот штурм фон Сталь получил орден святого Георгия 4-ой степени.
    4 февраля 1808 года Карл Федорович назначен шефом Нижегородского полка, и все управление полком сосредоточилось в его руках. Полковые командиры являлись при нем безусловно только исполнителями его приказаний и непосредственного влияния на полк иметь не могли. В феврале 1810 года русские войска вступили в Имеретию. Нижегородскому полку выпала скромная роль сторожить границу с Имеретией и доставлять войскам провиант. За обеспечение тыла и своевременную доставку припасов фон Сталь был отмечен алмазными знаками ордена святой Анны 2-ой степени.
    Осенью 1810 года фон Сталь возглавил экспедицию в Осетию. Арагвские осетины были покорены и старейшины принесли присягу на подданство русскому Государю. За этот поход Карл Федорович 26 января 1811 года был произведен в генерал-маиоры.
    За упразднением звания Шефа 1 сентября 1814 года фон Сталь получает назначение на должность командира драгунской бригады, куда входил и Нижегородский полк.
    С 1818 года он назначен командующим войсками на Кавказской линии и военным губернатором Кавказской области. Боевая деятельность Карла Федоровича на этом посту была достойным продолжением его прежней службы, а в последние годы жизни у него проявились и замечательные административные способности. Его инициативе принадлежит преобразование Кавказской губернии и перенесение ее главного центра из Георгиевска в Ставрополь. Ему же обязан своим основанием на минеральных водах, где раньше стояли только калмыцкие кибитки, небольшой, чистенький, красивый городок - Пятигорск, составляющий лучший памятник своему основателю. На горячих водах 28 июля 1824 года Сталь и умер внезапно от удара. Рассказывают, что за несколько дней до смерти он ехал верхом с инженерным офицером, заведывавшим постройкой города, по склону Машука и там указывая место, выбранное им для городского кладбища, прибавил шутя: "теперь надо, чтобы здесь, для начала, был погребен кто-нибудь из значительных лиц". И он сам первый лег на пятигорском кладбище. Не вдалике от церкви, на кладбище стоит массивный, каменный, ничем не огороженный надгробный памятник. Он весь утопает в зелени, кругом его цветы и сирень, наполняющие воздух чудным благоуханием. Это и есть могила Карла Федоровича Сталя. Но пусть будет забыта могила, не забудется никогда славное имя Сталя, пока будет стоять созданный им оригинальный городок, так живописно раскинувшийся по берегам Подкумка. Такой увидел могилу в 90-х годах девятнадцатого века Владимир Потто, написавший историю Нижегородского полка. Нынче нет надгробного памятника, как впрочем и самого кладбища ...

Библиография

- В. Потто "История 44-го Драгунского Нижегородского Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича полка". С-Петербург. 1895. т.2,10.
- А. Подмазо "Шефы и командиры регулярных полков Русской армии (1796-1815)". Москва. 1997.