Иоахим Мюрат (фр. Joachim Murat, произношение Жоашен Мюра́)

Мюрат Иоахим (Joachim Murat, произношение Жоашен Мюра)

Даты жизни: 

родился 25.3.1767 г.,   
умер 13.10.1815 г.

Чин(ы) в 1812 г.:

  • ФранцияМаршал

Подразделение:

Награды:

Иоахи́м Мюра́т (фр. Joachim Murat, произношение Жоаше́н Мюра́; 25 марта 1767 — 13 октября 1815) — наполеоновский маршал, великий герцог Берга в 1806—1808 годах, король Неаполитанского королевства в 1808—1815 годах.

Наполеон о Мюрате: «Не было более решительного, бесстрашного и блестящего кавалерийского начальника». «Он был моей правой рукой, но, предоставленный самому себе, терял всю энергию. В виду неприятеля Мюрат превосходил храбростью всех на свете, в поле он был настоящим рыцарем, в кабинете — хвастуном без ума и решительности».

Иоахим Мюрат родился 25 марта 1767 года на юге Франции в деревне Лабастид-Фортюньер под Тулузой в семье трактирщика Пьера Мюра (1721—1799).[3] Он был самым младшим ребёнком в многодетной семье, мать Жанна Лубьер родила его в 45 лет. Благодаря покровительству рода Талейранов, которым служил Пьер Мюрат, его сын Иоахим сумел получить неплохое образование.

Сначал Мюрат изучал богословие в Тулузе, но к 20 годам влюбился в местную девушку и стал с ней тайно жить. Когда его небольшие сбережения закончились, он в феврале 1787 года завербовался в конно-егерский полк, как раз проходивший через Тулузу[4]. Через два года был уволен за нарушение субординации и вернулся к отцу, работал на постоялом дворе. В 1791 году восстановился в армии, в следующем году получил первый офицерский чин суб-лейтенанта (15 октября 1792 года), а ещё через год стал капитаном (14 апреля 1793 года). Великая Французская революция дала толчок его карьере.

В конце 1794 года пылкий республиканец капитан Мюрат, отстранённый от командования эскадроном, отправился на поиски удачи в Париж, где вскоре обстоятельства свели его с молодым генералом Бонапартом.

В октябре 1795 года произошёл роялистский мятеж в Париже (восстание 13 вандемьера). В критической ситуации революционная Директория назначила для своей защиты Наполеона. Тот не располагал значительными силами и решил использовать артиллерию для разгона мятежников. Мюрат вызвался доставить 40 орудий из Саблона (фр. Camp des Sablons) в центр Парижа. Избегая встречи с роялистами, он успешно выполнил задачу. 4 октября 1795 года Наполеон отдал приказ расстрелять картечью толпы роялистов, а Мюрат в следующем году в возрасте 29 лет стал бригадным генералом (10 мая 1796 года) за храбрость в итальянском походе. На лезвии его сабли были выгравированы слова «Честь и Дамы».

В египетской экспедиции 1798 года Мюрат командовал французской кавалерией. В сражении при Абукире 25 июля 1799 года он лично повёл в атаку несколько эскадронов. В схватке отрубил командующему турок Мустафе-паше пальцы на руке, тот в ответ ранил Мюрата в челюсть выстрелом из пистолета[5]. За успешное сражение Мюрат получил звание дивизионного генерала (25 июля 1799 года).

О полном доверии Наполеона к Мюрату свидетельствует роль последнего в перевороте 18 брюмера (9 ноября) 1799 года. Именно Мюрат командовал гренадерами, разогнавшими 10 ноября Совет Пятисот, палату народных представителей французского парламента. Историк Е. В. Тарле так описал это событие:

«Раздался грохот барабанов, и гренадеры, предводимые Мюратом, беглым шагом вошли во дворец… Несмолкаемый барабанный бой заглушал все, депутаты ударились в повальное бегство. Они бежали через двери, многие распахнули или разбили окна и выпрыгнули во двор. Вся сцена продолжалась от трёх до пяти минут. Не велено было ни убивать депутатов, ни арестовывать… На секунду заглушивший барабаны громовой голос Мюрата, скомандовавшего своим гренадерам: „Вышвырните-ка мне всю эту публику вон!“, звучал в их ушах не только в эти первые минуты, но не был забыт многими из них, как мы знаем из воспоминаний, всю их жизнь».

Наполеон захватил власть во Франции в качестве первого консула, пока ещё сохраняя номинальных соправителей.

20 января 1800 Мюрат породнился с Наполеоном, взяв в жёны его 18-летнюю сестру Каролину.

В 1804 году Мюрат исполнял обязанности губернатора Парижа. 19 мая 1804 года он стал маршалом Франции. С августа 1805 года командующий резервной кавалерией Наполеона — оперативного соединения в составе Великой армии, предназначенного для нанесения концентрированных кавалерийских ударов.

В сентябре 1805 года Австрия в союзе с Россией начала кампанию против Наполеона, в первых сражениях которой потерпела ряд поражений. Мюрат отличился дерзким захватом единственного целого моста через Дунай в Вене. Лично убедил австрийского генерала, охранявшего мост, о начале перемирия, затем внезапной атакой помешал австрийцам взорвать мост, благодаря чему французские войска в середине ноября 1805 переправились на левый берег Дуная и оказались на линии отступления армии Кутузова. Однако сам Мюрат попался на хитрость русского командующего, который сумел уверить маршала в заключении мира. Пока Мюрат проверял сообщение русских, Кутузову хватило одних только суток, чтобы вывести свою армию из западни. Позднее, русская армия была разгромлена в битве под Аустерлицем. Однако после этого серьёзного поражения Россия отказалась подписать мир.

15 марта 1806 года Наполеон наградил Мюрата титулом великого герцога германского княжества Берг и Клеве, расположенного на границе с Нидерландами.

В октябре 1806 года началась новая война Наполеона с Пруссией и Россией. В сражении при Прейсиш-Эйлау 8 февраля 1807 года Мюрат проявил себя храброй массированной атакой на русские позиции во главе 8 тысяч всадников («атака 80 эскадронов»), тем не менее сражение стало первым, в котором Наполеон не одержал решительной победы. После заключения Тильзитского мира в июле 1807 Мюрат вернулся в Париж, а не в своё герцогство, которым явно пренебрегал. Тогда же в закрепление мира он был награждён Александром I высшим российским орденом Св. Андрея Первозванного.

Весной 1808 года Мюрат во главе 80-тысячной армии был отправлен в Испанию. 23 марта он занял Мадрид, в котором 2 мая вспыхнуло восстание против французских оккупационных войск, до 700 французов погибло. Мюрат решительно подавил восстание в столице, разгоняя повстанцев картечью и кавалерией. Он учредил военный трибунал под началом генерала Груши, к вечеру 2 мая расстреляли 120 захваченных испанцев, после чего Мюрат остановил приведение приговоров в исполнение. Через неделю Наполеон произвёл рокировку: его брат Жозеф Бонапарт сложил с себя титул неаполитанского короля ради короны Испании, а место Жозефа занял Мюрат.

1 августа 1808 года Наполеон удостоил своего верного маршала и родственника короной Неаполя, королевства в южной части Италии. Иоахим Наполеон, как называл себя с тех пор Мюрат, торжественно въехал в Неаполь и начал с амнистии политических преступников. В октябре 1808 года он отбил остров Капри у англичан, в последующие годы обеспечивает безопасность южного фланга империи Наполеона. В сентябре 1810 года Мюрат с неаполитанскими войсками попытался захватить Сицилию, но был отбит англичанами.

С 1810 года отношение Мюрата к Франции и Наполеону меняется. Считая свою собственную армию достаточно сильной для нужд государства и недовольный поведением французских генералов, которых он обвинял в неудаче экспедиции на Сицилию, Мюрат просил Наполеона об отзыве французского вспомогательного корпуса, но получил решительный отказ. Тогда Мюрат приказал французским чиновникам принять подданство Неаполя; Наполеон в ответ на это объявил, что Неаполитанское королевство составляет часть великой империи, и граждане Франции по праву вместе с тем и граждане Обеих Сицилий (формальное именование Неаполитанского королевства). Этот манифест сделал положение Мюрата довольно тяжёлым; ему и без того приходилось вести трудную борьбу с систематически устраивавшими заговоры роялистами, с разбойничьими шайками, с финансовыми затруднениями. Он стал окружать себя шпионами и начал понемногу отменять введённые им самим либеральные реформы.

Во время похода 1812 года в Россию Мюрат командовал резервной кавалерией Великой Армии — 3 корпусами, насчитывающими в начале кампании свыше 30 тысяч всадников. Первую половину кампании он действовал в авангарде, атакуя при первой возможности отступающую русскую армию. Лично водил в атаку конный полк под Витебском, неудачно пытался задержать отход дивизии Неверовского в сражении за Смоленск, безуспешно старался сбить русские заслоны под Валутино. До крайности самолюбивый, король Неаполя настолько поссорился с маршалом Даву в конце августа под Вязьмой, что собрался было выяснять отношения саблей, но приближённым удалось отговорить его.

В Бородинском сражении Мюрат проявил себя с лучшей стороны. Личным мужеством увлекал за собой кавалерию, попал в окружение на редутах и отбивался саблей от русских, пока атака французской пехоты не выручила его. Находясь большую часть времени в центре боя под обстрелом, Мюрат счастливо уцелел в битве, в которой французская армия потеряла более 40 генералов убитыми и ранеными.

Затем Мюрат командовал авангардом, вплотную следуя за отступающей русской армией. Кутузову удалось сбить со следа Мюрата, увлечь его в ложном направлении на Казань, а тем временем развернуть войска и занять фланговую позицию к югу от Москвы. В боевых действиях наступило затишье, передовые посты русских и французов вступали в разговоры. Генерал Ермолов в мемуарах так описывает эти примечательные встречи:

«Генерал Милорадович не один раз имел свидание с Мюратом, королём неаполитанским… Мюрат являлся то одетый по-гишпански, то в вымышленном преглупом наряде, с собольей шапкою, в глазетовых панталонах. Милорадович — на казачьей лошади, с плетью, с тремя шалями ярких цветов, не согласующихся между собою, которые, концами обернутые вокруг шеи, во всю длину развевались по воле ветра. Третьего подобного не было в армиях!»

Об особом отношении казаков к Мюрату свидетельствуют Коленкур и Сегюр. Из мемуаров Сегюра:

«Мюрат с удовольствием показывался перед вражескими аванпостами. Он наслаждался тем, что привлекал к себе все взоры. Его наружность, его храбрость, его ранг обращали на него всеобщее внимание. Русские начальники ничуть не выказывали к нему отвращения; напротив, они осыпали его знаками внимания, поддерживавшими его иллюзию… На мгновение Мюрат готов был даже подумать, что они не будут сражаться против него! Он зашёл так далеко, что Наполеон, читая его письмо, однажды воскликнул: „Мюрат, король казаков? Что за глупость! Людям, которые всего достигли, могут приходить в голову всевозможные идеи!“»

В Тарутинском бою, ознаменовавшим начало отступления Наполеона, французский авангард под командованием Мюрата был разгромлен внезапной атакой русских дивизий. От полного уничтожения его спасла энергия и храбрость Мюрата, который сумел организовать сопротивление и унять панику. После этого король Неаполя не играл заметной роли в последующих сражениях, французская кавалерия из-за падежа лошадей превратилась в пехоту и не могла эффективно биться против русских.

Наполеон, покидая армию 6 декабря 1812 года, передал Мюрату главное командование. По свидетельствам соратников Наполеон не рассматривал Мюрата как полководца, но надеялся, что тот сумеет увлечь солдат своей энергией и решимостью. Королю Неаполя была поставлена задача укрепиться в Вильно и остановить продвижение русских войск, пока французский император собирает свежие армии. По единодушному мнению с французской стороны Мюрат не справился с возложенными на него обязанностями. Остатки французской армии в России потеряли всякое управление, каждый спасался как может. Наполеон, по свидетельству Коленкура, резко отозвался о Мюрате:

«То, что спасла бы сотня отважных людей, погибло под носом у десятка тысяч храбрецов по вине Мюрата. Капитан волтижеров лучше командовал бы армией, чем он… Нет более отважных людей на поле сражения, чем Мюрат и Ней, и нет менее решительных людей, чем они, когда надо принять какое-нибудь решение у себя в кабинете».

Через месяц (16 января 1813 года) Мюрат самовольно сдал командование армией Евгению Богарне, а сам отправился спасать своё королевство, из которого получил тревожные вести. Официально было объявлено о смене командования в связи с болезнью Мюрата. Наполеон расценил его поступок как дезертирство, но скоро простил любимца.

Мюрат вернулся в армию Наполеона в июне 1813 года, к началу наиболее активной фазы кампании. Удачно командовал кавалерией в битве под Дрезденом, но после поражения в Лейпцигском сражении 24 октября покинул Наполеона. Крайне раздражённый оскорблениями, которыми осыпал его Наполеон, Мюрат решился изменить ему и заключил 8 января 1814 года тайный договор с Австрией, по которому обязался двинуть 35-тыс. корпус против войск королевства Италия, возглавляемых Евгением Богарне .

Статуя короля Иоахима. Неаполь, Палаццо Реале, фасад, выходящий на Пьяцца Плебисчита. Установлена в 1888.

Прокламацией к войскам Мюрат объявил, что интересы государства требуют отделения дела Неаполя от дела Наполеона и присоединения неаполитанских войск к войскам союзников. Мюрат двинул свои войска против бывшего соратника по Великой Армии Евгения Богарне, 19 января занял Рим, потом Флоренцию и Тоскану. Мюрат избегал активных боевых действий, медлил, не обнаруживал прежней энергии и, в общем, ничего не сделал непосредственно на поле боя. Он вступил в тайные переговоры с Наполеоном, требуя себе всю Италию к югу от реки По. В письме от 18 февраля 1814 Наполеон выговаривал своему любимцу:

«Воспользуйся, раз уж так случилось, преимуществом измены, которую я объясняю исключительно страхом, для того, чтобы оказать мне услуги ценной информацией. Я рассчитываю на тебя… Ты принёс мне столько вреда, сколько только мог, начиная с твоего возвращения из Вильно; но мы больше не будем касаться этого. Титул короля сорвал тебе голову. Если ты желаешь сохранить его, поставь себя правильно и держи своё слово».

Отречение Наполеона нарушило планы Мюрата. В мае 1814 он отвёл войска в Неаполитанское королевство.

Представителей Мюрата не допустили на мирные переговоры в Вене. Союзные державы не спешили признавать его легитимность, склоняясь вернуть трон прежнему королю Обеих Сицилий Фердинанду IV (в распоряжении которого оставалась Сицилия). В северной Италии были сконцентрированы 150 тыс. австрийских войск для смещения Мюрата, однако события приняли неожиданный оборот.

1 марта 1815 года Наполеон, покинув остров Эльбу, высадился во Франции, положив начало триумфальному возвращению к власти. Мюрат немедленно воспользовался этим и 18 марта объявил войну Австрии. Он обратился прокламацией от 30 марта ко всем итальянцам как единой нации, впервые обозначив движение за объединение феодально раздробленной Италии. В прокламации он призвал народ к борьбе за освобождение Италии от иностранных (то есть австрийских) войск: «80 тысяч солдат из Неаполя, ведомые их королём [Мюратом], поклялись не останавливаться, пока не освободят Италию. Мы призываем итальянцев из каждой провинции помочь в осуществлении этого великого замысла»[14]. Реально Мюрат располагал 42 тыс. солдат, с которыми занял Рим, потом Болонью и ряд других городов, пока не дошёл до реки По, где потерпел поражение. Австрийские корпуса Бьянки и Нугента перешли в контрнаступление.

Решающее сражение произошло 2 мая 1815 при Толентино. В первый день Мюрату удалось рассеять австрийские авангарды, однако на следующий день Бьянки усилился подкреплениями и атаковал Мюрата. Мюрат, лично возглавив батальоны, удачной контратакой отбросил австрийцев на их исходную укреплённую позицию. Однако на другом участке боя австрийцы опрокинули неаполитанскую дивизию, и Мюрату ничего не оставалось, как отступить перед превосходящими силами (40 тыс. австрийцев против 27 тыс. неаполитанской армии). В этот момент пришло извещение о проходе 12-тыс. австрийского корпуса Нугента в тыл неаполитанской армии. Более того, на юге Италии разгорелось восстание в пользу прежнего короля Неаполя Фердинанда. Оставив армию на своего генерала Чараскоза, Мюрат бросился спасать семью в Неаполь, жители которого вышли на улицы против Иоахима-Наполеона.

19 мая Мюрат отбывает на корабле во Францию, переодевшись матросом, его семья эвакуируется в Австрию на английском корабле. Наполеон, ещё не успевший даже выступить против союзников, не пожелал видеть беглого маршала и приказал ему ждать в Тулоне на юге Франции дальнейших распоряжений, так что в битве при Ватерлоо Мюрат не принимал участия.

Наполеон о Мюрате в разговоре от 8 февраля 1816 г.

«Судьбой было предрешено, чтобы Мюрат пал. Я мог взять его на Ватерлоо, но французское войско было столь патриотично, столь честно, что сомнительно, чтобы оно перебороло то отвращение и тот ужас, которые испытывало к предателям. Не думаю, что я имел столько власти, чтобы поддержать его, и всё же он мог принести нам победу. Нам очень не хватало его в некоторые моменты того дня. Прорвать три или четыре английских каре, — Мюрат был создан для этого; не было более решительного, бесстрашного и блестящего кавалерийского начальника».

После второй реставрации Мюрат покинул Францию 23 августа и укрылся от преследований роялистов на Корсике[16], где собрал 250 вооружённых сторонников. Австрия выдала паспорт Мюрату с условием отречения его от титула короля и подчинения австрийским законам, предоставила титул графа и местожительство в Богемии. Восторженный приём, оказанный на Корсике, вдохновил Мюрата на дерзкую авантюру. Он составил план высадки в Неаполе, в надежде, что весь народ восстанет под его знаменем. 28 сентября 1815 года его флотилия из 6 кораблей покинула Корсику.

Ветра сильно задержали продвижение, затем буря рассеяла флотилию, часть кораблей вернулась обратно. Мюрат, оставшись с 2 кораблями, под уговорами соратников решился идти в Триест к австрийцам, отказавшись от авантюры. Капитан убедил его совершить высадку для пополнения провизии. Мюрат, склонный к театральным эффектам, приказал выйти на берег в полной униформе.

Мюрат высадился 8 октября на берег в Калабрии близ городка Пиццо с 28 солдатами. Местные жители, включая гарнизон, приняли его появление сдержанно, без восторга и без враждебности. Из Пиццо Мюрат двинулся в районный центр Монте-Леоне, но здесь его команду обстреляли жандармы. Мюрат отступил к месту высадки, однако его корабль уже ушёл. Жандармы бросили бывшего короля в тюрьму, где с ним обращались уважительно, дожидаясь инструкций от правительства Неаполя.

Во время первых допросов Мюрат вёл себя уклончиво, стараясь доказать, что он высадился на берег без намерения произвести восстание, занесенный бурей. Уликой явилась найденная прокламация с призывом к восстанию, которую забыли уничтожить перед высадкой. 13 октября 1815 года военный суд приговорил Мюрата к расстрелу с немедленным приведением приговора в исполнение. Он написал прощальное письмо семье, в котором выразил сожаление лишь о том, что умирает вдали от детей. Встав перед солдатами, Мюрат поцеловал медальончик с портретом жены и скомандовал: «Сохраните лицо, цельтесь в сердце!»  Залп из 12 ружей прервал блестящую карьеру сына трактирщика.

Мюрат в отзывах современников

А. Коленкур о Мюрате:

«Его злополучная страсть к пышным костюмам приводила к тому, что этот храбрейший из королей, этот король храбрецов имел вид короля с бульварных подмостков. Император находил его смешным, говорил ему это и повторял это во всеуслышание, но не сердился на эту причуду, которая нравилась солдатам, тем паче, что она привлекала внимание неприятеля к королю и, следовательно, подвергала его большим опасностям, чем их».

Сегюр оставил такой отзыв о Мюрате в период наступления на Москву:

«Мюрат, этот театральный король по изысканности своего наряда и истинный монарх по своей необыкновенной отваге и кипучей деятельности, был смел, как удалая атака, и всегда имел вид превосходства и угрожающей отваги, что было самым опасным оружием наступления»

Семья Мюрата

Мюрат и Каролина Бонапарт имели 4 детей:
Наполеон-Ахилл Мюрат (Napoléon Achille Murat, 1801—1847) — старший сын, в 1821 году переселился в Соединённые Штаты Америки; во время бельгийской революции поступил в бельгийскую армию, но потом вернулся в Америку.
Мария Летиция Жозефина Мюрат (1802—1859)
Наполеон-Люсьен-Шарль Мюрат, принц Понте-Корво (Napoleon Lucien Charles Murat, 1803—1878) — второй сын, также жил в Америке, потом вернулся во Францию; в 1849—1850 гг. был полномочным министром Франции в Турине. В 1853 году Наполеон III назначил его сенатором. Во второй половине 1850-х годов стремился получить как наследник трон Обеих Сицилий, но Наполеон III не поддержал претендента, и его надежды не осуществились.

Интересные факты

По версии Магды Нейман (книга «Армяне», 1899 г.) Иоахим Мюрат был карабахским армянином Овакимом Мурадяном, эмигрировавшим во Францию ребенком.
Некоторые из потомков Мюрата (принц Ален с супругой и дочерью) живут в грузинском городе Зугдиди (Дворец Дадианов-Мюратов).
В 1804 году, когда хорошим тоном становится вспоминать о знатных предках, г-н де Мюра-Систриер написал Иоахиму Мюрату, тогда — маршалу Империи, желая напомнить, что род, как можно предположить, происходит от виконтов де Мюра. По крайней мере, семейство Мюра-Систриер претендовало на такое родство хотя и не смогло доказать это какими-либо документами. «В 1416 году,— утверждал Мишель-Франсуа де Мюра-Систриер, только что сделавшийся графом де Мюра,— после конфискации за измену наследственных владений виконтов де Мюра в пользу графов де Карла, старшая ветвь рода разделилась: Жан Мюра остался в Верхней Оверни и женился на девице из рода Систриер, чье имя присоединил к своему, а младший обосновался в местечке, прозванном впоследствии Мюра-сюр-Агасс на границе Оверни и Керси, в замке, который уже давно разрушен. Там его потомки пробыли до 1550 или 1560 года, а затем перебрались в замок Лупиак на берегу Ло около Ла Мадлен. В ту эпоху они владели немалыми землями в известняковых пустошах около Грама, где стоял их замок; когда они переселились туда, он стал называться замком Мюра; впоследствии его снес г-н де Лупиак — нынешний владелец достояния старшей ветви этого семейства. Из этих сведений должно заключить, что Мюра, обосновавшиеся в тех местах,— младшие представители этого рода и все имеют общих предков».

Мюрат не дал хода этим претензиям в отличие от множества современников, занятых отысканием благородных предков, он не стал добиваться восстановления своего семейства в сомнительных дворянских правах. Как и его старый товарищ по оружию, Лефевр, он мог бы сказать: «Мои предки? Их отсчет начинается с меня».

Библиография

Тюлар Ж. Мюрат, или пробуждение нации / Пер. с франц. — М.: Терра, 1993. — 382 с.