Иван Петрович Липранди

Липранди Иван Петрович

Даты жизни: 

родился 17.7.1790 г.,   
умер 9.5.1880 г.

Чин(ы) в 1812 г.:

  • РоссияПо СвитеПоручик

Подразделение:

Якутский пехотный полк
Камчатский пехотный полк
Пехотные полки
33-й егерский полк
Егерские полки
Пехота
Российская Империя

Награды:

Св.Георгия 4-й ст. "За 25-летнюю беспорочную службу".
Св. Владимира 4-й ст.
Св. Анны 3-й ст. "За храбрость"
Золотое оружие "За храбрость"

    Отец Ивана Петровича, Педро де Липранди, имел корни знатного испано-мавританского рода, в XVII веке его предки  перебрались в Северную Италию. В 1785 году Педро бросает насиженные места и отправляется по приглашению Екатерины II в Россию. В России он превратился в Петра Ивановича и стал начальствововать над казенными заводами. Он – устроитель знаменитой Александровской мануфактуры. Петр Иванович женился на баронессе Кусовой (в 1790 году рождается сын Иван Петрович), после смерти ее снова женится— на Талызиной (в 1796 году — сын Павел Петрович). Затем женится еще раз (рождается дочь), после чего все состояние по закону идет в третью семью, а дон Педро умирает, достигнув счастливого возраста — ста шести лет. Сыновьям Ивану и Павлу достается только доброе имя.
    Ивана Петровича  записали трех лет от роду в полк, но в 1797 году император Павел грозно требует к себе всех, кто числится в списках. Семилетнему сержанту мудрено явиться при всем параде, и он решительно подает в отставку, чтобы десять лет спустя начать карьеру сначала.
    13 августа 1807 году И. П. Липранди вступает в свиту Его Императорского Величества по квартирмейстерской части в должности колонно- вожатого. Состоит при штабе начальника Сердо- больского отряда генерала Долгорукого, после его гибели от прямого попадания шведского ядра – при генерале Алексееве.
    В декабре 1808 года – производство в подпоручики. За взятие города Торнео в войне со Швецией 1808-1809 годов производится в поручики. Самый ранний и яркий эпизод из воспоминаний Ивана Петровича, заинтересовавший Пушкина и сделавший Липранди прототипом Сильвио в повести «Выстрел», относится к 1809 году. Только что завершилась русско-шведская кампания. Мир подписан, и жителям Финляндии сообщено, что отныне их повелитель — не Карл XIII Шведский, но Александр I, Император Всероссийский. Шведские войска уходят, русские же отдыхают после побед.
    В городе Або (теперь Турку) по тротуару, едва возвышающемуся над весенней грязью, движется компания молодых русских офицеров. Один из них, поручик Иван Липранди, весьма популярен у жителей и особенно жительниц города: от роду девятнадцати лет, участник двух кампаний, боевые раны. Свободные часы он проводит в университетской библиотеке, читает на нескольких языках и ошеломляет собеседников самыми неожиданными познаниями... Навстречу по тому же тротуару идут несколько шведских офицеров, среди которых первый дуэлист барон Блом. Шведы не намерены хоть немного посторониться, но Липранди подставляет плечо, и Блому приходится измерить глубину финской лужи. Дальше все как полагается. Шведы обижены и жалуются на победителей, «злоупотребля- ющих своим правом». Русское командование не хочет осложнений с побежденными, и Липранди отправляется в шведское офицерское собрание, чтобы сообщить, как было дело. Шведский генерал успокоен, но Блом распускает слух, будто поручик извинился. Липранди взбешен. Шведы, однако, уходят из города, а международные дуэли строго запрещены...
    Договорились так: Липранди, когда сможет, сделает объявление в гельсингфорских газетах, а Блом в Стокгольме будет следить за прессой. 
    Через месяц редактору газеты за картами подсовывают объявление: "Нижеподписавшийся просит капитана Блома возвратиться в Або, из коего   он уехал, не окончив дела чести, и уведомить о времени своего прибытия также в газетах». На другой день вызывающая газета появляется. Командование с виду рассержено, но в общем — снисходительно.
    Барон Блом отвечает в стокгольмских газетах, что 1 июня 1809 года прибудет. Весь город Або ждет исхода дуэли; в победе Швеции почти никто не сомневается. 
   
Липранди требует пистолетов, но Блом предпочитает шпаги. Поручик неважно фехтует, к тому же пистолет — более опасное оружие, и поэтому он на нем настаивает: «Если Блом никогда не имел пистолета в руках, то пусть один будет заряжен пулею, а другой — холостой, и швед может выбрать». Блом, однако, упирается. Разъяренный Липранди прекращает спор, хватает тяжеленную и неудобную шпагу (лучшей не нашлось). Отчаянно кидается на барона, теснит его, получает рану, но обрушивает на голову противника столь мощный удар, что швед валится без памяти. Российское офицерство торжествует.
    В 1809 году награжден орденом Анны 3 степ. "За храбрость" и 20 декабря того же года золотой шпагой «За храбрость».
    В 1812 году ему нет и двадцати двух, а он уже участник третьей кампании. Прошел Отечественную войну 1812 года в составе 6-го пехотного корпуса генерала Д.С. Дохтурова в должности обер-квартирмейстера. Был при Бородине, Тарутине, Малоярославце, Смоленске (где получил контузию в колено), с небольшим отрядом взял немецкую крепость, за что получил чин штабс-капитана и орден Св. Владимира 4-ой степени.
    В походах 1813-1814 годов состоит обер- квартирмейстером корпуса Ф. Ф. Винценгероде и незадолго до падения Парижа 2 февраля производится в подполковники.
   После разгрома Наполеона русский корпус во главе с графом М. С. Воронцовым, где служит Липранди, несколько лет стоит во Франции. Воронцов как будто благоволит к двадцатичетырехлетнему подполков- нику, что обещает карьеру в будущем.
    Префекту парижской полиции, мрачно-знамени- тому Видоку, нужны помощники в борьбе с заговорщиками (бонапартистами, якобинцами и др.). Префект обращается к русскому командованию, которое рекомендует Липранди. Получив должные полномочия, Липранди действует. Заговорщики схвачены. По ходу дела Видок знакомит русского с трущобами и тайнами Парижа, а несколько лет спустя Липранди расскажет близким приятелям о встречах со знаменитым сыщиком.
    Во Франции девиз Липранди всё тот же — просвещение и храбрость, книги и дуэли.
    С книгами была удача: в его руки, очевидно, тогда-то и попали драгоценные тома из старинной библиотеки Бурбонов,  которыми впоследствии неоднократно пользовался и А. С. Пушкин. В 50-х годах XIX века библиотека Главного штаба купила у Липранди 3000 томов, «специально относящихся к Турции». Среди этих томов оказалось много книг с печатью королевской библиотеки французских Бурбонов в Нэльи. Возможно, они были взяты в пустующем замке или Видок поднес в награду за помощь (фолиантам XVI—XVIII веков из королевской французской библиотеки суждено будет позже перекочевать за тысячи верст, в библиотеку Ташкента...).
    Перед возвращением русской армии на родину Липранди оказывается в опале. За дуэль, окончившуюся гибелью противника, 7 января 1820 года И. П. Липранди переводят в Камчатский, а затем (с 25 августа 1821 года) в Якутский пехотный полк (в дивизию М.Ф. Орлова), расквартированный в Бессарабии, где он и знакомится с Пушкиным. В Кишинёве предотвращает одну из дуэлей Пушкина. В декабре 1821 года в рамках служебной командировки по Бессарабии 11 дней Иван Петрович путешествует вместе с поэтом.
    10 апреля 1822 года переведен в 33-й егерский полк.
     О недовольстве своим положением и поездкой в Санкт-Петербург Липранди пишет 2 сентября 1822 года генералу П. Д. Киселеву: «Будучи в продолжение более трех лет гоним сильным начальником, я нынешний год ездил в Петербург, дабы узнать сам лично тому причины, но во всем получил отказ. Не предвидя ничего в будущем и не будучи в состоянии переносить более унижения, при том расстроенном положении дел моих, болезни и претерпенные мною потери я подал в отставку <...>. Я решительно служить не могу и посему исполнением сией моей просьбы Вы душевно обяжете».
    11 ноября 1822 года уходит в отставку в чине полковника.
    Примерно в то же время умирает первая жена Липранди. Об этом сохранилось только лаконичное свидетельство В. Ф. Раевского: «Липранди женат был на француженке в Ретели. Жена его умерла в Кишиневе. У нее осталась мать» Более подробные сведения о жене можно было бы почерпнуть из дневника и писем самого Ивана Петровича, но многие бумаги он уничтожил в декабре 1825 года в ожидании ареста.
    В январе 1826 года И. П. Липранди арестовывают по делу декабристов. Он в Кишеневе тесно общался с заговорщиками Владимиром Федосеевичем Раевским, Михаилом Федоровичем Орловым, Бурцовым, Охотниковым. С этими же людьми связан и брат И. П. Липранди — Павел Петрович, тоже служивший на юге. Оба Липранди были в то время если не формальными членами тайного общества, то людьми, близкими к декабристам или любителями вольных бесед. По делу Ивана Петровича было опрошено 11 человек. Некоторые утверждали, например: «Я готов безропотно все истязания принять, ежели только я знаю, что существует Липранди» (М. Бестужев-Рюмин). Сам Липранди отрицал свою связь с каким бы то ни было тайным союзом: «С капитаном Охотниковым и майором Раевским я служил вместе в 16-й пехотной дивизии, был знаком, но никогда не слыхивал о тайном обществе».
    1 февраля - доставлен в Санкт-Петербург, на главную гауптвахту. Сидел в камере вместе с А.С. Грибоедовим. 19 февраля его оправдывают и освобождают. 26 февраля получил прогонные деньги.
    Он возвращается на юг, где разворачивает активную разведывательную деятельность в европейских владениях Оттоманской империи. Делать все хорошо, лучше других — этот принцип проявился и здесь. Вскоре Иван Петрович стал первейшим знатоком Молдавии, славянских государств, подвластных Турции, а также самой Турции. Он все изучает и записывает: и молдаванские пословицы, и болгарские песни, и турецкий этикет, и сербскую кухню; быстро осваивает главные языки. В конце 20-х годов именно Липранди поручают составить записку «О средствах учреждения высшей тайной заграничной полиции», которая была представлена самому царю и получила высочайшее одобрение. В конце 1827 — начале 1828 года он же и возглавил это, созданное по его мысли и планам, учреждение (военная разведка).
    Сражается в русско-турецкой войне 1828-1829 годов. В ней он был задействован как один из надежнейших военных агентов (ценные агентурные сведения перед и во время кампании), один из лучших знатоков Турецкой империи и отдельных ее частей (несколько десятков опубликованных и засекреченных военных и экономико-статистических работ, одна из лучших в Европе библиотек по восточному вопросу).
    В 1832 году в чине генерал-майора выходит в отставку.
    В этом же году женится на Зинаиде Николаевне Самуркаш (умерла в 1877 году). Трое детей – Павел, Александра, Анатолий.
  
В 1840 году вновь поступает на службу чиновником особых поручений при министре внутренних дел Л. А. Перовском.
    Председатель комиссии по делам раскольников, скопцов и других сект. Липранди первый предложил правительству прекратить преследование безвредных сект, мотивирую безрезультатностью и развитием взяточничества. На эту работу уходят годы. Позднее Липранди упомянет цифру в 10 тысяч раскольничьих дел. Невинно заблуждающихся передают церковным властям на увещевание и возвращение в лоно Церкви, злоумышляющих — жандармам, то есть графу Алексею Орлову (который в 1844 г. сменяет умершего Бенкендорфа) и Дубельту — еще парижским знакомцам Липранди.
   В 1843 году за выслугу 25-ти лет в офицерских чинах награжден орденом  Св. Георгия 4-ой степ.
   В марте 1848 года Иван Петрович организует тайный сыск над кружком петрашевцев, засылает к ним агента Антонелли. За время слежки с его помощью добываются обширные разоблачительные сведения. В результате, в ночь на 11 апреля 1849 года 39 человек арестованы, затем 21 человек отправляют на каторгу. Казалось бы, дело сделано как нельзя лучше. Преступники раскрыты. Царь и начальники довольны. Но в результате публикаций А.И. Герцена дело получило широкую огласку, необоснованную отрицательную оценку общества.  
    В 1854 году выключен из штата Министерства внутренних дел, подает прошение об отправке в действующую армию, но получает отказ.
    Отрешенный от государственных дел, И. П. Липранди ищет применения своим силам как историк, публицист, военный писатель. Одновременно с фундаментальным изучением Восточного вопроса он сосредоточивается на истории войн начала века и, прежде всего, конечно, войны 1812 года. С середины века, по мере того как уходят из жизни ветераны, И.П. Липранди пишет мемуары о войне 1812 года. Внимательно следит за всем, что выходит на эту тему в России и за границей, публикует пространные историко-критические разборы трудов об Отечественной войне.
    С тончайшим знанием дела, вскрывая ошибки, умолчания, разноречия, издает наиболее полную тогда библиографию литературы о войнах 1812 — 1814 гг., составляет коллекцию всех напечатанных когда-либо статей об Отечественной войне, предполагая переиздать их в виде серии сборников. Всем этим И. П. Липранди проявил себя замечательным знатоком эпохи 1812 года, с мнением которого считались не только военные специалисты.
    Высоко ценил военно-историческую осведомлен- ность И. П. Липранди и Л. Н. Толстой, часто обращав- шийся в пору писания "Войны и мира" к его историко-критическим сочинениям. По выходе книги в свет он посылает ее И. П. Липранди с дарственной надписью, хотя и не был знаком с ним лично.
    В 1866 году Иван Петрович Липранди стал действительным членом Общества истории древностей российских при Московском университете.                                                       Скончался Липранди 9 мая 1880 г., часто страдая от тяжелой контузии в колено, полученной при Смоленске еще в 1812 году. Похоронен на Волковском кладбище в Петербурге.

 

 

 

 

Библиография

Н.Я. Эйдельман "Пушкин и декабристы: из истории взаимоотношений", М., 1979, стр. 10-33.
"Друзья Пушкина", составитель В.В. Кунин, М.,1985.
Я.А. Гордин "Дуэли и дуэлянты". С-Петербург. 1996.