Николай Иванович Кривцов
Николай Иванович Кривцов

Кривцов 1-й Николай Иванович

Даты жизни: 

родился 10.1.1791 г.,   
умер 31.8.1843 г.

Чин(ы) в 1812 г.:

  • РоссияПо гвардииПоручик

Подразделение:

Лейб-гвардии Егерский полк
Пехота
Гвардия
Российская Империя

Награды:

Почетного легиона (королевский, Франция)

    Кривцов Николай Иванович (10.01.1791 год, с.Тимофеевское Болховский уезд Орловская губ.– 31.08.1843 год, с.Любичи Кирсановский уезд Тамбовская губ.). Государственный и военный деятель, статский советник, чиновник Коллегии иностранных дел, губернатор Тульской (1823 год – 1824 год) , Воронежской (1824 год -1826 год), Нижегородской губернии (1826 год – 1827 год). Участник Отечественной войны 1812 года и заграничных походов 1813 – 1814 годов.
    Кривцов, приятель А.С. Пушкина, ставший губернатором в 35 лет, родился на Орловщине в семье небогатого и неродовитого помещика состоявшего в близком родстве с отцом И.С. Тургенева. Род Кривцовых был внесен в VI часть родословной книги Орловской и Тверской губерний. Ближайшим родоначальником дворян Кривцовых был болховский городовой дворянин (1629) Осип Григорьевич Кривцов. Его сыновья и внуки были дворянами московскими, стольниками и стряпчими.
     Образование получил домашнее, но довольно небрежное, потому что мальчик имел слабое здоровье, часто болел, а потому рос избалованным и своенравным барчуком. 18-ти лет он приехал в Петербург со своим родственником, Сергеем Николаевичем Тургеневым, и 1 сентября 1807 года зачислен юнкером в Лейб-гвардии Егерский полк.
    Войну двенадцатого года он встретил в чине поручика. Под Бородино его ранили в левую руку и взяли в плен. Лечился в Москве и при освобождении столицы спас раненых французов от разъяренной толпы. Позже за это был награжден Орденом Почетного легиона королевской Франции. Выздоровев, он снова вернулся в действующую армию, получил очередной чин. В Кульмском бою вражеское ядро оторвало ему ногу.
    В 1814 году, после крушения наполеоновской империи, Николай Кривцов отправился в Вену, затем переехал в Швейцарию и Францию. 25-летний инвалид, путешествующий по Европе, не только лечится, но и учится: занимается самообразованием, слушает лекции в лучших университетах Франции и Швейцарии (Женеве и Париже по технологии, физике, политической экономии, литературе, праву; изучает ланкастерскую систему обучения и пишет о ней записку, которая была представлена Государю. В это же время заводит знакомства со многими выдающимися писателями и учеными: Шатобрианом, Контом, Сисмонди, мадам де Сталь и другими, посещает музеи, знакомясь там с величайшими художественными произведениями. Путешествие по Европе расширило кругозор Николая Ивановича, изменило его мировоззрение. Он становится безбожником и бунтарем.
    Он обладал ясным, точным умом замечательно практического склада и, благодаря этому, легко усваивал во всем виденном и слышанном наиболее важное и наиболее применимое к русской жизни. Приехав в Петербург в 1817 году, Кривцов вступил в тот литературный круг, который собирался около Карамзина, Жуковского, князя Вяземского, сблизился и с молодым Пушкиным, только что выпущенным из Лицея. (Они познакомились 28 июня 1817 года в Петербурге на вечере У Тургеневых. Николай Иванович неодобрительно относился к светским шалостям поэта, пытался наставлять его в беседах и переписке.) Государь, которому Кривцов был рекомендован Лагарпом, оказывал ему большое внимание; он был сделан камергером, определен в ведомство Министерства Иностранных Дел и 1 января 1818 года причислен к русскому посольству в Лондоне. Здесь он провел 1818—1819 годы. В Англии КРИВЦОВ усердно изучал английские учреждения, особенно же пленился он английским бытом; английская жизнь в замках казалась ему идеалом частного существования.
    Но дипломат из него не получился, как в прочем, затем и губернатор - в Туле, Воронеже и Нижнем Новгороде. Кривцов везде не ладил ни с начальством, ни с подчиненными. Но из туманного Альбиона бывший республиканец вернулся в 1821 году убежденным англоманом, обуреваемым честолюбивыми мечтами о блестящей карьере.
    Первым шагом в этом направлении стала женитьба на Елене Вадковской, внучке графа Ивана Григорьевича Чернышева;  Брак ввел его в круг самых богатых и знатных семейств России. Все шло по заранее намеченному плану.
    Через два с небольшим года, 5 октября 1823 года, его в чине статского советника назначают тульским гражданским губернатором. На административном поприще, как и на дипломатическом, новоиспеченный аристократ ничем достойным себя не проявил. К этому времени от бывшего якобинца остались только непомерная спесь худородного дворянина, пробившегося в аристократы, и злобная взрывчатость инвалида: «безделица выводила его из себя». Сущая безделица его и подвела. За какую-то ничтожную провинность он велел высечь тульского почтмейстера. Началось следствие, закончившееся для губернатора весьма плачевно — ему пришлось покинуть Тулу.
    26 февраля 1824 года он был переведен в Воронеж. «Но здесь его горячность, не раз и прежде ему вредившая, навлекла ему особенно сильные неприятности: изобличив в явной недобросовестности секретаря губернского правления, он резко разбранил его в самом присутствии; по требованию секретаря составлен был об этом протокол; другие чиновники, тоже не отличавшиеся честностью, рады были избавиться от молодого, энергичного и безусловно честного губернатора; делу был придан такой вид, что Кривцов страдает припадками умопомрачения». О «безразличном» отношении правителя губернии к людям министр внутренних дел доложил императору Николаю I и, в итоге, «бездушный» КРИВЦОВ вынужден был покинуть и Воронеж. И на сей раз его спасла репутация образованного и честного человека. Поэтому нашего героя ждала не заслуженная отставка, а только перевод 12 сентября 1826 года в Нижний Новгород.
    Поначалу все складывалось для Николая Ивановича неплохо. Губернская канцелярия регулярно получала из Сената и министерств полагающиеся указы, выполняла их — некоторые хуже, другие лучше. Кривцов мог бы служить и служить и даже надеяться на получение ордена-другого в петлицу или на шею.
    Однако бес попутал его отправиться в феврале 1827 года в свое имение Любичи в Кирсановский уезд Тамбовской губернии. На Тамбовщину Николай Иванович отправился без разрешения министра внутренних дел, поэтому возвращался очень споро, загоняя до полусмерти почтовых лошадей и забивая до полусмерти ямщиков и станционных смотрителей. На обратном пути он перепорол практически всех смотрителей. Но этого нижегородскому губернатору, любителю быстрой езды, показалось мало. Заодно он велел снять с должности и отдать под суд арзамасского земского пристава С. С. Зарембо-Рацевича.
    Министр внутренних дел поручил нижегородскому генерал-губернатору А. Н. Бахметьеву тщательно разобраться в этом скандальном деле. И поскольку на посту губернатора Николай Иванович систематически дискредитировал верховную власть, поэтому 3 апреля 1827 года его отозвали за «строптивый и запальчивый характер» из Нижнего Новгорода и предложили, как и предшественнику А. С. Крюкову, место в Департаменте герольдии. за «строптивый и запальчивый характер».
    Но Кривцов подает в отставку и поселяется в своем селе Любичи, откуда изредка выезжает в Москву и Петербург. Село это вооще-то принадлежало его жене Екатерине Федоровне, урожденной Вадковской - родной сестре двух братьев декабристов. По характеристике современника, это была «женщина, которая с высшим изяществом форм соединяла тонкий, живой, наблюдательный и несколько насмешливый ум, а вместе с тем и глубокие чувства. В молодости она была очаровательной собеседницей и всегда была искренним другом». С юных лет Екатерина Федоровна проявляла живейший интерес к русской литературе, была лично знакома со многими известными писателями. Посаженным отцом и матерью на ее свадьбе с Николаем Ивановичем были приглашены знаменитый историк Н.М. Карамзин с супругой.
    Сам Н.И. Кривцов кроме Пушкина был дружен с Жуковским, Денисом Давыдовым, Вяземским. Кривцову посвящены два стихотворения А.С.ПУШКИНА: «Когда сожмешь ты снова руку...» (1818 год), «Кривцову» (1819 год). Именно Николаю Ивановичу пишет Пушкин накануне своей женитьбы из Москвы в имение Любичи. К сожалению,усадьба Кривцовых, бывшая одним из центров культурной жизни края, не сохранилась.
    Кстати, барского дома поначалу в Любичах не было, и Н.И. КРИВЦОВ с женой первое время пришлось жить в карете. В сравнительно короткий срок в голой степи, где «кошку нечем было высечь», появилось великолепное поместье. Строили его местные крестьяне по проектам и под непосредственным руководством Николая Ивановича, обладавшего блестящими архитектурными дарованиями.
    Еще в 1820 году Н.И. Кривцов составил обширный и обстоятельный проект об освобождении крепостных крестьян с земельным наделом. К сожалению, он, следуя направлению Екатерининской эпохи, отличался крайним вольтерианством. Не скрывая своих антирелигиозных убеждений, он еще при жизни своей приказал приготовить для себя могильную плиту с такою оригинальною и самоуверенною надписью: «Не боюсь! Не верую» (по-латыни).
    Умер Кривцов довольно рано — в пятьдесят с небольшим лет и сейчас уже никто не помнит о горе-губернаторе. Обессмертили его имя не склеп с эпатирующей эпитафией и нелепыми девизами; а прекрасные, проникновенные письма ПУШКИНА, скрашивавшие вынужденное затворничество тамбовского отшельника.

Библиография

Сайт "Марийская история в лицах".