Кавер Евстафий Владимирович (Астафий)

Даты жизни: 

родился —.—.1773 г.,   
умер —.—.— г.

Чин(ы) в 1812 г.:

  • РоссияПо кавалерииШтабс-ротмистр

Подразделение:

Лейб-гвардии Уланский полк
Кавалергардский полк
Кавалерия
Гвардия
Татарский уланский полк
Уланские полки
Новороссийский драгунский полк
Казанский драгунский полк
Драгунские полки
Кавалерия
Армия
Российская Империя

Награды:

Св. Георгия 4-й ст.
Св. Владимира 3-й ст.
Св. Анны 3-й ст. "За храбрость"
Св. Анны 2-й ст.
Красного Орла 3-й ст. (Пруссия)
Pour le Mérite (Пруссия)

39 лет. Из Лифляндских дворян.

В службе: вахмистром 15.09.1793, эстандарт-юнкером 01.01.1797, корнетом 11.06.1799, подпоручиком 18.08.1806, адъютантом к генералу Барклаю де Толли 31.03.1808, в Казанском драгунском полку; из оного переведен в Татарский уланский полк 25.02.1809, поручиком 29.05.1809 в том полку, из оного переведен в Кавалергардский полк 07.08.1810, а из оного в Л.-Гв. Уланский полк, с оставлением при прежней должности 13.11.1811, штабс-ротмистром 20.11.1811 г.

Походы: 06.05-09.09.1794 для очищения курляндской границы от нападения польских мятежников, а с того времени по 1797 г. в Польше находился; 1806 и 1807 в Пруссии против французских войск и в последнем году 23.01 у прикрытия аръегарда при ретираде армии у деревни Анивидорф, 25-го при городе Гельсберге в отряде г.-м. Варника для удержания в переправе неприятельских отрядов через реку Альс (Алле) и уничтожения предприятия ускорить марш свой к местечку Прейсиш-Эйлау в действительном сражении с полком находился; и против шведских войск 02.06.1808 под Оровайсом, 10.03.1809 во время прохода через Квакерн при Умэо, за что всемилостивейше награжден орденом Св. Анны 3-го класса.

По российски и немецки чиать и писать умеет, в штрафах и отпусках не бывал, женат лифляндского барона Шлипенбаха дочери Амалии Егоровой, детей нет, находится при нем, достоин.

    Уволен с военной службы был по суду 27 июня 1833 года. Вдовец по состоянию на 1830 год, дети: Елизавета, Николай, Федор, Елена, Александра.
    В 1844 году, находясь в Киеве, обратился к Императору Николаю I с просьбой, в результате чего получил разрешение вступил в гражданскую службу.
    Дата и место смерти неизвестны. (1)
 

    Из Лифляндских дворян. На службу поступил 15 сентября 1793 года вахмистром в Казанский Драгунский полк. В 1797 году произведен в эстандарт-юнкеры. В первый офицерский чин Кавер был произведен 11 июня 1799 года, в 1806 году в подпоручики. 31 марта 1808 года назначен адьютантом к генералу-от-инфантерии Барклаю-де-Толли. 28 февраля 1809 года переведен в Татарский Уланский полк и произведен в поручики. 7 января 1810 года переведен в Кавалергардский полк. 13 ноября 1811 года переведен в Л.-гв. Уланский полк и произведен в штабс-ротмистры. В 1813 году за отличия в кампаниях произведен в ротмистры и полковники.
    27 марта 1814 года полковник Кавер переведен из Лейб-гвардии Уланского в Новороссийский Драгунский полк. 1 июня 1815 года полковник Кавер назначен командиром Новороссийского драгунского полка. 25 июля 1820 года его произвели в чин генерал-маиора. 10 августа 1820 года он сдал командование полком, с назначением состоять при начальнике 2-ой Драгунской дивизии. 6 февраля 1823 года назначен командиром 2-й бригады 2-й Драгунской дивизии.
    Был в Польском походе 1794 года и в делах и сражениях: 23 января 1807 года при Анкендорфе, 25 января при Гейльсберге, 2 июня 1808 года под Карайсом, в 1809 году во время перехода через Кваркен награжден орденом святой Анны 3-й степени "За храбрость", в 1812 году под Витебском награжден орденом святого Владимира 4-й степени, участвовал при Смоленске 5-7 августа и под Тарутиным 6 октября. В 1813 году при осаде крепости Торна, в сражениях под Кенигсвартом и Бауценом, при Кульме и награжден орденом святой Анны 2-й степени, под Лейпцигом 4-7 октября, 20 января 1814 года под Бриеном. По окончании войны получил прусские ордена: Красного Орла 3-й степени и "Pour le merite". В 1823 году награжден орденом святого Георгия за 25 лет службы, в 1826 году ему пожалована аренда на 12 лет, а 25 июня 1830 года орден святого Владимира 3-й степени.
    Генерал Кавер в деле у Курова 19 февраля 1831 года выказал не только свою малую способность, но и малодушие. "Отряд полковника Тухачевского оставленный Крейцем у Пулав не имея никакой возможности остановить Дверницкого, начал 19 февраля отступать на Куров, куда двинулся и Дверницкий. Тухачевский отходил без потерь к Маркушеву на соединение с корпусом, как вдруг услышал сзади себя канонаду. Причина ея была следующая. Назначенный наблюдать за крепостью Замостьем генерал Кавер сделал к Туробину и Янову с отрядом, состоявшим из Финляндского Драгунского полка, 2-х сотен казаков и 15 орудий. По окончании экспедиции, вместо того чтобы возвратиться к Замостью, которого он и так не должен был оставлять без наблюдения, Кавер со всем отрядом двинулся к Белжице, которая вовсе не входила в назначенный ему Крейцом район действий. Прибыв к Белжице и узнав там о переходе неприятеля на правый берег Вислы, Кавер направился через Ванвольницы к Курову и таким движением, став впереди отряда Тухачевского, с которым не открыл никакой связи, подставил себя под удары всего корпуса Дверницкого".
    "Мало того, выйдя к Курову, генерал этот занял позицию впереди местечка, вместо того, чтобы стать за плотиной, спешить драгун и оборонять местечко. Дверницкий приблизившись к Курову и заметив русскую кавалерию тотчас велел пехоте занять рощу вправо от дороги, а уланам - выждать выхода пехоты из рощи и тогда уже повести атаку. Но уланы не дожидаясь пехоты смело бросились на наших драгун, захватили 4 орудия, едва успевшие дать по одному выстрелу, и опрокинули наш отряд, а затем погнали его. Кавер не только не встретил атаку атакой же, но сам немедленно дал тыл, а за ним понеслись и драгуны, перепрыгивая через загораживавшую вход на плотину рогатку, которую в торопливости не успели даже отодвинуть. Тухачевский, услыша выстрелы, повернул свой отряд назад и пошел на выручку. На него нестройной толпой неслись финляндские драгуны, преследуемые польскими уланами. Тухачевский, пропустив драгун, встретил поляков атакой, опрокинул два эскадрона 4-го уланского полка и эскадрон Понятовского и успел отбить у них одно орудие, но видя постепенно прибывающие к неприятелю подкрепления, стал отступать к Люблину, теснимый сильно поляками. Обезумевший Кавер прискакал в Люблин с одним ординарцем, ворвался к Крейцу и объявил, что весь полк уничтожен".
    26 марта 1831 года Кавер был отчислен от должности и предан суду (при 1-й Гусарской дивизии), по которому оказался виновным:
    1) "В том, что вопреки приказания корпусного командира, возложившего на его отряд наблюдение за крепость Замостье, "выйдя из черты ему назначенной", сделал поиск к местечку Красник, не уведомил о том Крейца и оставил Замостье без наблюдения;"
    2) "В нераспорядительности при наступлении под местечком Куровым на вверенный ему отряд неприятеля, ибо хотя для удержания онаго от сильнаго натиска, Кавер устроил батарею из 2-х орудий на весьма выгодном для поражения неприятеля месте, но открыл огонь с оной уже тогда, как неприятельские войска, принятые по ошибке за эскадрон Финляндского Драгунского полка, находились в 30 саженях от батареи; при том не сделал надлежащего распоряжения и о необходимом прикрытии сей батареи, отчего неприятель овладел онаю без всякого сопративления, и хотя генерал-маиор Кавер отзывается, что для прикрытия орудий предназначен им был 4-й эскадрон Финляндского Драгунского полка, но сего не доказал, а напротив еще того, командовавший сим эскадроном майор Дробатовский и онаго же эскадрона два офицера (из коих последние двое под присягою) свидетельствуют, что они о таковом прикрытии орудий на пристроенной при шлагбауме у Курова батареи ни от кого приказания не получали, что утвердил и полковой командир полковник Дмитриев".
    3) "В самовольной отлучке от отряда при ретираде онаго от Курова после взятия неприятелем помянутых орудий и в несоблюдении должного порядка в сдаче сего отряда в команду старшему по нем полковнику Тухачевскому, которому сказал только, что болен и едет в корпусную квартиру; и хотя по делу доказано, что в сие время генерал-маиор Кавер действительно был одержим припадками, которыми периодически страдает с давнего времени, однакож, на основании воинского 94-го артикула и толкования на оный, не должен был отлучаться сам собою, но обязывался испросить дозволения на сие начальства, особенно в то время, когда отлучкою своею мог подвергнуть отряд сей, при тогдашнем разстройстве, опасности, от которой избег оный единственно благоразумным распоряжением Тухачевского. При том подсудимый Кавер о болезни своей ни в тот день, ни прежде начальству не доносил".
    4) "В неосновательном донесении корпусному командиру, по прибытии в Люблин, насчет потери нашей в означенном деле, сказывая, что неприятелем отбито пять пушек, тогда как таковых было отбито только две; и хотя генерал-маиор Кавер отзывается, что донесение свое по сему предмету основал на показании встретившихся с ним на дороге каких-то артиллерийских солдат, но таковой отзыв не заслуживает уважения потому, что никто из следовавших с Кавером офицеров тех артиллерийских солдат не видал; притом остальные четыре орудия, находившиеся при отряде, следовали с прочими войсками под командою полковника Тухачевского и отбиты неприятелем не были".
    По соображении всех сих обстоятельств Генерал-аудиториат полагал: "подсудимого генерал-маиора Кавера за отступление от данной ему инструкции, нераспорядительность в деле с неприятелем под м. Куровым, отлучку по приключившейся ему болезни от отряда, не испрося на сие предварительно дозволения начальства, и неосновательное донесение корпусному командиру по предмету потери в означенном деле, на основании воинского Сухопутного устава 94 артикула и Полевого уголовного уложения для большой действующей армии параграфы 14 и 15, лишив чинов и орденов, написать в рядовые". Вместе с тем Генерал-аудиториат повергал на Высочайшее воззрение, что "Кавер продолжая беспорочно службу 40 лет, в том числе более 30 лет в офицерских чинах, находился во многих походах и сражениях против неприятеля; что от нераспорядительности его в деле под м. Куровым значительной потери не последовало; что отлучку от отряда сделал он единственно по постигшей его тогда болезни, и что, по прибытии его, отря ему вверенный не потерпел поражения. Притом генерал-маиор Кавер вскоре псле неудачного дела под Куровым, а именно 27 февраля 1831 года, как донес Главнокомандовавший, отчасти загладил описанный поступок оказанным им самоотвержением при взятии приступом города Люблина, где с неустрашимостью вел пешком эскадрон Финляндского полка на приступ к мельнице".
    На докладе Генерал-аудиториата 27 июня 1833 года последовала собственноручная Его Величества конфирмация: "г.-м. Кавера уволить от службы".
    В 1844 году Кавер обратился в Киеве к Императору Николаю Павловичу с просьбою "вступитьвновь на службу", и Государь снисходя к крайне стесненному положению сего генерала, Высочайше соизволил разрешить ему вступить в гражданскую службу.
    В 1830 году Кавер был вдов и имел детей: Елизавету (20 лет), Николая (18 лет), Федора (8 лет), Елену (6,5 лет) и Александру (4 лет). (2)

Библиография

1. Формулярные списки офицеров Лейб-Гвардии Уланского полка за 1811 г. // П. О. Бобровский. История Лейб-Гвардии Уланского Ея Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка. Приложение к I т. С-Пб. 1903 г., с. 146.
2. С.А. Панчулидзев "Сборник биографий кавалергардов. 1801-1826".