Генерал-майор Каблуков Платон Иванович. Худ. Джордж Доу. Эрмитаж. Санкт-Петербург.

Каблуков 1-й Платон Иванович

Даты жизни: 

родился —.—.1779 г.,   
умер 16.5.1835 г.

Чин(ы) в 1812 г.:

  • РоссияПо гвардииПолковник

Подразделение:

Кавалергардский полк
Кавалерия
Гвардия
Курляндский драгунский полк
Драгунские полки
Кавалерия
Армия
Российская Империя

Награды:

Серебряная медаль в память Отечественной войны 1812 г.
Св.Георгия 4-й ст. "За 25-летнюю беспорочную службу".
Св. Георгия 3-й ст.
Св. Владимира 4-й ст. с бантом
Св. Владимира 2-й ст.
Св. Анны 1-й ст.
Св. Александра Невского
Золотое оружие "За храбрость"
Высочайшее благоволение
Алмазные знаки к ордену Св. Анны 1-й ст.
Алмазные знаки к ордену Св. Александра Невского
"Virtuti militari" (За воинскую доблесть) 2-й ст.
Почётного легиона 3-й ст. (королевский, Франция)
Зол. медаль с изобр-ем Людовика XVIII (королевский, Франция)
Кульмский крест (Пруссия)
Pour le Mérite (Пруссия)

    Платон Иванович Калуков 1-й из дворян Костромской губернии. В январе 1791 года Каблуков, на 12-ом году жизни, по тогдашнему обыкновению дворян, был записан на службу в Лейб-гвардии Преображенский полк подпрапорщиком, но оставался дома под надзором родителей,тщательно занимавшихся его воспитанием. Явясь в полк в 1798 году, он был 8 сентября произведен в портупей-прапорщики и на другой же день - в прапорщики.Через год он был произведен в подпоручики, с переводом в Л.-гв. Измайловский полк, где служил лишь несколько дней, так как 3 октября 1799 года состоялся приказ о переводе его снова в Преображенский полк. 17 сентября 1802 года Каблуков был переведен в Кавалергардский полк, 5 ноября того же года произведен в поручики, а 25 июня следующего года назначен полковым адьютантом. 5 июля 1805 года произведен штабс-ротмистром.
    Под Аустерлицем Каблуков участвовал в знаменитой атаке, выручившей нашу гвардейскую пехоту. В числе раненых находился и Каблуков, которому пуля пробила ногу. Без чувств упал он с лошади, после сражения найден французами между мертвыми и взят в плен, из которого возвратился только в следующем году. Император Александр пожаловал ему золотую шпагу с надписью "За храбрость".
    Не прошло года после возвращения Каблукова из плена, когда в феврале 1807 года, гвардия снова двинулась против французов, на усиление армии Бенигсена. С 25 марта по 24 августа Каблуков участвовал с полком в заграничном походе. В декабре того же года он был произведен в ротмистры, а 4 февраля 1810 года в полковники. Рана полученная им под Аустерлицем, несмотря на истекшие с тех пор почти три года давала о себе знать и вынудила Каблукова проситься в отпуск для продолжительного лечения за границей. 25 июня этого года Великий Князь Константин Павлович дал знать в Кавалергардский полк, что Государь соизволил уволенному за границу "для излечения от полученных увечьев" полковнику Каблукову пожаловать вспомоществование в две тысячи рублей, кроме того повелено было в течении 6-месячного отпуска сохранить ему и жалованье. В конце ноября Каблуков писал из Парижа в полк, что здоровье его еще не достаточно восстановилось и потому, в виду истечения срока отпуска, просил продлить его до октября следующего года. В это время он состоял при нашем посольстве в Париже, при котором и был оставлен до конца 1811 года.
    Возвратясь из Парижа с важными дипломатическими депешами, Каблуков в начале весны пошел с полком в поход к Вильне и с ним же совершил поход от Вильны до Бородина. При размещении наших войск на Бородинской позиции, кавалергарды, вместе с другими полками первой Кирасирской дивизии, были поставлены в резерв, позади центра. Уже в самом начале боя Кутузов должен был ввести в дело вторую Кирасирскую дивизию и вторую бригаду первой Кирасирской. Только первая бригада этой дивизии - Кавалергарды и Конная гвардия не трогались с места, сберегаемые Кутузовым до последней крайности, вместе с преображенцами и семеновцами. Когда после невероятных усилий, оказанных обеими сражавшимися армиями, Наполеон прорвал наш центр, Барклай-де-Толли двинул лично вперед кавалергардов и Конную гвардию. К ним присоединились остатки наших конных полков и вскоре начался бесчисленный ряд кавалерийских атак. В этом бою Каблуков несколько раз ходил с эскадроном в атаку, был ранен саблею в правую руку и награжден орденом Св. Владимира 4-й степени. В сентябре Каблуков был командирован главнокомандующим в Тверскую, Новгородскую и Ярославскую губернии. В январе 1813 года он прибыл обратно в полк и участвовал в сражении под Кульмом. За отличие в этом сражении Каблуков произведен в генерал-майоы с назначением в Польскую армию Бенигсена. По прибытии туда, он поступил в отряд генерал-маиора графа Крейца и командовал частью его кавалерии при облажении крепости Магдебурга с 26 октября по 29 ноября, при чем два раза участвовал в делах при вылазках неприятеля. Каблуков особенно отличился 27 октября, атаковав тремя эскадронами Пензенского конного ополчения две колонны французской пехоты, одну после другой. Он опрокинул их, захватил много пленных и отбил пушку. Из-под Магдебурга Каблуков пошел в отряде Крейца под Гамбург, где некоторое время командовал передовой цепью. В начале января 1814 года переправился через Рейн и за три дня до взятия Парижа прибыл в Нанси. 6 мая, перед выступление наших войск в обратный поход в Россию, он был назначен после убитого под Краоном своего товарища, С.Н. Ушакова шефом Курляндского драгунского полка, каковым и состоял до 1 сентября 1814 года, когда во всех армейских полках были отменены шефы. В то же время он был назначен командиром 2 бригады 3 Драгунской дивизии, с которой и возвратился в Россию, но в апреле 1815 года, вследствие бегства Наполеона с острова Эльбы во Францию, выступил опять в поход за Рейн и с 22 июня по 21 июля командовал кавалерийским отрядом при блокаде крепости Меца. В течении этих четырех недель Каблуков участвовал в отражении вылазок гарнизона и за оказанные в них отличия получил Высочайшее благоволение. В августе он поступил в отдельный корпус графа Воронцова, с которым оставался во Франции до ноября 1818 года. Перед выходом из Франции корпуса Воронцова, король Людовик XVIII пожаловал Каблукову орден Почетного Легиона 3-й степени, а префект Лузьерского департамента лично поднес ему "в знак уважения и признательности короля" золотую медаль с изображением Людовика XVIII. Еще находясь во Франции, в июле 1818 года Каблуков был назначен командиром 1 бригады 3 Кирасирской дивизии, а 26 ноября 1823 года - начальником той же дивизии, поселенной в Херсонской и Екатеринославской губерниях. Начальником военного поселения в этих губерниях и войск, к нему принадлежавших, Каблуков был назначен 10 апреля 1832 года. В 1823 году он получил Георгия 4-го класса за 25 лет службы, в 1825 году Анненскую ленту за "приведение в лучшее состояние 3 Кирасирской дивизии", в день коронования Императора Николая I, 22 августа 1826 года - чин генерал-лейтенанта, затем в 1828 году алмазные знаки к ордену святой Анны 1-й степени, и наконец в 1829 году орден святого Владимира 2-й степени "за труды по устройству 3 Кирасирской дивизии и за значительные выгоды, доставленные через собственное ея от земли продовольствие".
   Вспыхнувший в Польше мятеж снова призвал Каблукова на поле сражения. Поступив с 3-ей Кирасирской дивизией в действующую армию, 25 января 1831 года он перешел границу у Цеханова и находился при преследовании мятежников к Минску. Гроховская битва 13 февраля дала ему случай выказать свою личную храбрость, но не таланты кавалерийского генерала. Как известно, молодецкий подвиг Малороссийских (принца Альберта) кирасир вызвал панику среди поляков и заставил самого главнокомандующего князя Радзивилла со свитой ускакать в Варшаву. Каблуков несмотря на то, что командир полка Мейендорф лично повел два дивизиона в атаку, бросился и сам с ними в атаку. В пылу сражения Мейендорф опрокинув поляков пробился назад через неприятельские линии, а под Каблуковым лошадь была убита пронзенная семью пулями. Атака Мейендорфа из-за ненахождения Каблукова на своем месте не была поддержана остальными полками его дивизии, что и было причиной лишь частичного успеха атаки. Рангеный пулей Каблуков был награжден святым Георгием 3-го класса.
   С 27 февраля по 9 марта, состоя в корпусе графа Толя, Каблуков находился с ним в преследовании войск Дверницкого, который и был принужден укрыться в крепости Замостье. Возвратясь к Главной армии Каблуков участвовал во всех ее передвижениях, при чем его дивизия отличилась 10 мая в бою под Нуром, где Стародубовский кирасирский полк "опрокинул конных егерей и преследуя их захватил 1 орудие; Орденский кирасирский полк прорвал двигавшееся на него каре и рассеял его, а Новгородские кирасиры бросились на правый фланг поляков, а Ново-архангельские уланы на их центр и смяли каре". В сражении под Остроленкой Каблуков "отличною храбростью, присутствием духа и благоразумными распоряжениями много способствовал поражению мятежников, бывших под начальством Лубенского, и лично взял два неприятельских орудия". За этот подвиг он был награжден орденом святого Александра Невского. В продолжение второй половины похода против поляков он находился в Главной армии. За свои действия во время приступа Варшавы 25 и 26 августа и за участие в других делах этого похода Каблукову было объявлено Высочайшее благоволение. После падения Варшавы он поступил под начальство графа Палена и с 12 по 20 сентября преследовал отступивших из Варшавы поляков.
    По окончанию Польской войны Каблуков провел зиму с дивизией в Царстве Польском, а весною 1832 года возвратился с нею на прежние квартиры в Херсонскую губернию. В этом же году ему была предоставлена власть командира отдельного корпуса, в следующем году он был назначен командиром сначала Сводного, а затем 2 Резервного кавалерийского корпуса, за отличное состояние в 1834 году ему были пожалованы алмазные знаки ордена святого Александра Невского - последняя награда полученная им на служебном поприще.
    В это время здоровье каблукова начало разстраиваться. Он испросил себе 4-месячный отпуск за границу, но и там помощь врачей не принесла ему пользы. Болезнь усиливалась, и Каблуков чувствуя себя не в силах более командовать корпусом, 6 января 1835 года, по прошению был уволен в годовой отпуск с назначением состоять по армии. Отправляясь из Елизаветграда, корпусной своей квартиры, он отъехал только 50 верст, когда недуг заставил его остановиться в деревне Петриковке. На другой день, 16 мая 1835 года, Каблукова не стало. Он умер на руках родных.
    Малороссийскому кирасирскому полку, очевидцу храбрости Каблукова, пришлось и отдать ему последнюю воинскую почесть: полк шел на маневры под Калиш; случай привел его в Петриковку в день кончины Каблукова, и его боевые товарищи глубоко чтившие его память со слезами отдали ему последний долг.

Библиография

С.А. Панчулидзев "Сборник биографий кавалергардов. 1801-1826". С.-Петербург. 1906. Репринтное издание. Москва. 2001.