Стр. 164


ния намеревалась закрыть банк, как вдруг вошел в комнату высокий, сухощавый, пожилой человек, с длинными усами, в венгерской меховой шапке, закутанный в широкий венгерский плащ. Он смотрел пристально на игру, и вдруг взял со стола карту, подвинул к банку, и сказал: ва банк (va-banque! т.е. на весь банк). Товарищи Валицкого смутились, но он ободрил их, и сказал, что будет метать. — «Извольте прежде пересчитать деньги, и положите на стол соответственную сумму», сказал один из участников банка. Требование было справедливое, но венгерец не соглашался, и даже сказал, что с ним нет денег, но если они честные люди, то должны верить ему на слово. Товарищи Валицкого не соглашались, но он, взглянув пристально на венгерца, прочел в его физиономии какое-то благородство и величие, и сказал товарищам: «Отложите банк в сторону, я один отвечаю этому господину на слово, если он вызывает меня на честь!» — «Вот это я люблю!» сказал венгерец: «Мечите!» — Валицкий стал метать, и убил карту. Сосчитали деньги, всего было около пятисот червонцев. — «Теперь не угодно ли вам пожаловать со мною, для получения денег», — сказал венгерец. — «Как угодно», — отвечал Валицкий. Товарищи хотели сопровождать его, но венгерец не соглашался, приглашая одного Валицкого; он и в этом уступил венгерцу, невзирая на представления своих приятелей.
     Они пошли по венским улицам, и венгерец остановился у великолепного дома, позвонил, и швейцар, в ливрее, отпер дверь и с изъявлением уважения посторонился. Венгерец повел Валицкого через ряд великолепных комнат, в кабинет, предшествуемый двумя лакеями со свечами. — «Извольте садиться», сказал венгерец. Валицкий сел. — «Кто вы такой?» спросил венгерец. — «Претендент короны польской!» отвечал находчивый Валицкий, догадавшись, что имеет дело с оригиналом. — «По какому праву?» возразил венгерец. — «По праву рождения», отвечал Валицкий: «Я природный польский шляхтич по фамилии Валицкий, а вам известно, что каждый польский шляхтич может быть избран в короли!» Венгерец улыбнулся. — «Итак, имею честь рекомендоваться», сказал он: «Я князь Э., магнат венгерский. Вам как претенденту короны польской, а мне, как магнату венгерскому, не следовало бы посещать такие ме-